Блог
Storytel

10 книг, изменивших мир (и порой — литературу)

Поделиться в социальных сетях

Книги могут менять мир и наши суждения о нем по-разному: одни переворачивают представления об устройстве вселенной или социума, другие — вдохновляют на свершения, третьи — просто делают чью-то жизнь лучше (хотя иногда это «просто» может оказаться спасительным!). Рассказываем о десяти книгах, которые так или иначе изменили наш мир. Само собой, список мог быть намного шире, но мы, как и все люди, субъективны — и это совершенно нормально.

10 книг, изменивших мир (и порой — литературу) — блог Storytel

10 книг, изменивших мир (и порой — литературу)

«О природе и причинах богатства народов», Адам Смит

Большинству великий экономист знаком, вероятно, по строчке из «Евгения Онегина», и редкий наш современник читал что Гомера, что Феокрита, что Адама Смита. Однако его труд — краеугольный камень политэкономии, без ссылки на него трудно представить любое описание устройства страны с конца XVIII века. Именно Смит обрисовал роль государства в экономической жизни: государство призвано обеспечивать безопасность человека, его жизни и собственности, следить за соблюдением законов и по возможности меньше вмешиваться в процессы. Все должна решать «невидимая рука рынка» — она направляет и определяет, кому процветать, а кому разоряться. В крайнем своем изводе эта идея эволюционировала в теорию либертарианства, но это уже совсем другая история.

Слушать в Storytel
Установить приложение

«Поэтика», Аристотель

Еще одна книга, о которой, как правило, узнают из другой — из книги «Имя розы» Умберто Эко. Вокруг утраченного второго тома «Поэтики» Аристотеля строится сюжет знаменитого постмодернистского романа, и итальянский писатель-медиевист ловко обыгрывает возможное содержание аристотелевского труда в сюжетных хитросплетениях.

Выбор Умберто Эко вполне логичен: в «Поэтике» Аристотеля подробно описаны, по сути, все базовые сюжетные ходы, характерные для художественной литературы. Кажется невероятным, но спустя тысячелетия эти строки остаются актуальными, а чего-то принципиально нового человечество в своем творчестве как будто и не изобрело. Да, был Владимир Пропп с «Морфологией волшебной сказки», да, были борхесовские сентенции о четырех вечных сюжетах, но основой основ по-прежнему считается «Поэтика». Если вы хотите стать писателем или сценаристом, начинать надо с нее.

Слушать в Storytel
Установить приложение

«Гаргантюа и Пантагрюэль», Франсуа Рабле

Ужас первокурсников-филологов, источник скабрезных шуток на все времена, любовь всей жизни великого словесника Михаила Бахтина — масштабное творение Франсуа Рабле предопределило развитие всей сатирической литературы на 500 лет вперед. Без историй о великанах Гаргантюа и Пантагрюэле, без их размашистых пиршеств и споров о том, чем лучше всего подтираться (запомните на случай дефицита туалетной бумаги: гусенком), не было бы ни Свифта, ни Гоголя, ни Гашека, ни, черт возьми, «Южного парка». Карнавальная эстетика Рабле — словно ожившее полотно Брейгелей: герои тут как будто сошли с ума, но в самом лучшем смысле этого выражения. Они сбросили с себя оковы пристойности и чрезмерной серьезности — и предались веселью, радости, греху чревоугодия. Хорошо тем народам, которые умеют проводить карнавалы!

Читать в Storytel
Установить приложение

«Приключения Оливера Твиста», Чарльз Диккенс

С этой книги началось многое. Одни критики считают ее предтечей детективной литературы, другие — рождением высокого реализма с его вниманием к несчастным, горемычным, «лишним» людям. Отдельные исследователи подчеркивают, что Оливер Твист — прадедушка таких героев, как Джельсомино, Незнайка и Гарри Поттер: по его модели построены все детские и подростковые произведения о взрослении, о духовном росте и внутренней силе детей. Есть подозрение, что по-своему правы все, но и без погружения в литературоведческие дебри очевидна простая вещь: даже спустя почти двести лет «Приключения Оливера Твиста» читаются легко и не кажутся чем-то устаревшим. Человечество все-таки меняется очень и очень медленно: в том, наверное, и одна из задач литературы — время от времени нам об этом напоминать.

Слушать в Storytel
Установить приложение

«Капитал», Карл Маркс

Книга, буквально породившая революцию. Читать «Капитал» сегодня непросто: это научный трактат, изобилующий статистикой и анализом теперь уже исторических данных, однако в качестве пособия по выстраиванию логических конструкций он годится и в наши дни. Мало было на свете книг такого уровня сложности, настолько ушедших в народ и обильно цитировавшихся — хотя бы даже ради узнавания цитат стоит обратиться к первоисточнику. Интересно, что одна из самых обсуждаемых экономических книг 2010-х годов, труд Томаса Пикетти «Капитал в XXI веке», не только отсылает к Карлу Марксу названием, но и продолжает дискуссию с ним — это ли не лучшее доказательство непреходящей актуальности?

Слушать в Storytel
Установить приложение

«Анна Каренина», Лев Толстой

В России, благодаря школьной программе, люди лучше знают «Войну и мир», нежели «Анну Каренину» — роман, который во всем остальном мире считается, пожалуй, главным текстом русской литературы. В этой книге, которая создавалась долго и мучительно, Лев Толстой достиг вершины мастерства в показе «диалектики души» — том, что спустя сто лет стали называть психологизмом. Чуть ли не впервые в истории мировой литературы читатель получил возможность благодаря единственной книге прожить несколько чужих жизней, отследив движения мыслей и нюансы чувств разных людей. Без достижений Толстого трудно представить прустовскую эпопею «В поисках утраченного времени», джойсовского «Улисса», творчество Вирджинии Вулф, весь высокий модернизм и весь реализм XX века. Если предположить, что через несколько тысячелетий от всей мировой культуры останется одна лишь «Анна Каренина» (как древнегреческими-доплатоновскими остались «Илиада» да «Одиссея»), то ученые будущего смогут нас понять: в этом тексте есть все для того необходимое.

Слушать в Storytel
Установить приложение

«Когда прилетит комета», Туве Янссон

Созданная в годы Второй мировой войны и отразившая ужас, охвативший Европу, в образе приближающейся к Муми-долу кометы, книга финской писательницы кардинально обновила детскую литературу. Старинные сказочные образы троллей могут быть переосмыслены, а волшебный мир может быть размеренным, вневременным и как будто даже скучноватым, но все равно при этом увлекать и погружать в себя без остатка. Событиями с большой буквы книги Туве Янссон не очень богаты, зато ощущением «жизни в моменты» и умением радоваться мелочам — просто переполнены. Оказывается, для детской книги ключевой может быть атмосферность, а не событийность — это главное писательское открытие автора.

Слушать в Storytel
Установить приложение

«Исповедь», Жан-Жак Руссо

Сегодня эту книгу причислили бы к жанру автофикшена — на протяжении двух с лишним веков она остается образцовой автобиографией. События одной человеческой жизни перемежаются с рассуждениями о вопросах, волновавших автора в разные периоды. Но главное в «Исповеди» — блистательная передача духа времени. Что может быть ценнее в какой-либо автобиографии, чем возможность увидеть, какие события окружающего мира (и собственные мысли) в те или иные времена воспринимались рядовыми и обыденными, а какие — из ряда вон выходящими? Кроме того, французский мыслитель наглядно продемонстрировал, что и собственные, порой довольно сложные для понимания идеи можно облечь в увлекательную исповедальную форму — без потери смысла.

Слушать в Storytel
Установить приложение

«Процесс», Франц Кафка

Достаточно нескольких страниц из этого романа Франца Кафки, чтобы запомнить стиль и атмосферу раз и навсегда — а слово «кафкиана» сделать неотъемлемой частью своего лексикона. О Кафке говорят как об авторе-антиутописте, как об абсурдисте, как о представителе литературного экзистенциализма — любой «-изм» будет по-своему верным, но решительно ничего не скажет стороннему наблюдателю. Лишь погружение в кафкианскую вселенную, где бюрократия и незримая власть могут сделать с простым человеком все что угодно, лишить его личности и права на свободную мысль, позволяет оценить гений пражского немецкоязычного еврея. Трудно сказать, какие именно литературные тексты выросли из «Процесса» (творчество Борхеса? «Уловка-22»?), да и нет в этом смысла: без слова «кафкиана» мы понимали бы нашу действительность намного хуже. Сейчас, впрочем, тоже не всегда улавливаем причинно-следственные связи — но и в этом проявление «кафкианы».

Слушать в Storytel
Установить приложение

«Гарри Поттер», Джоан Роулинг

На рубеже XX–XXI веков, когда везде и всюду побеждал постмодернизм, а главным фильмом была философская притча «Матрица», казалось, что эпоха простых историй без иронии и второго дна ушла навсегда. Тем более — в детской литературе. И вдруг мир потрясает серия книг с сюжетом, смутно всем знакомым и вместе с тем абсолютно новым, с историй простой и понятной — но затягивающей и детей, и взрослых. В простоте и «архетипичности» — подлинное обаяние «Гарри Поттера».

Прошло совсем немного лет после выхода книги, еще вполне молода ее создательница — а «Гарри Поттер» уже стал объектом постоянного цитирования, в котором себе не отказывают даже политики. Сегодня никого не удивляет случай, когда вполне солидное издание заменяет в тексте имя Гитлера, который используется как образ, на Волан-де-Морта — так сравнение получается более многообразным и доступным. Вселенная «Гарри Поттера» больше, чем коллекция мемов и источник вдохновения для фанфиков: эти книги стали пространством для диалога очень разных культур, даже в максимально противоречивых ситуациях.

Если вы владеете английским, «Гарри Поттер» в исполнении Стивена Фрая обязателен к прослушиванию: актерский гений тут проявляется во всей красе.

Фотография:  unsplash.com

Слушать в Storytel
Установить приложение

Добавьте нас в закладки

Чтобы не потерять статью, нажмите ctrl+D в своем браузере или cmd+D в Safari.
Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего блога

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных