Жизнь
в историях

6 классических семейных саг, которые захватывают с первых минут

14 августа

В этой статье мы собрали шесть саг о семьях, влиятельных родах и даже мафиозных кланах. Подборку подготовила литературный критик и главред интернет-издания «Rara Avis. Открытая критика» Алена Бондарева.

Классические семейные саги — блог Storytel

Кадр из сериала «Сага о Форсайтах»

«Сага о Форсайтах», Джон Голсуорси

Конечно, когда мы говорим о семейных сагах, то произведение Джона Голсуорси приходит на ум первым. Да и как иначе? Ведь даже Нобелевский комитет в 1932 году отметил писателя за «высокое искусство повествования, вершиной которого является „Сага о Форсайтах“». Рассказы, новеллы, романы, интерлюдии сложились в огромное (без преувеличения) полотно, повествующее о трех поколениях этого богатейшего рода.

У всех представителей, кроме безграничной любви к деньгам, есть несколько общих черт. Старшие, средние и младшие родственники умны, циничны, деловиты и всегда пекутся о своей репутации. Самое страшное для них — быть непохожим на «настоящего» Форсайта, считаться в семье персоной нон грата или белой вороной. И это, пожалуй, единственное, что заботит этих расчетливых с юности людей по-настоящему. Конечно, как и все мы, Форсайты влюбляются и страдают, а их отношение к детям, женам и родителям порой вызывает даже восхищение. Но не стоит забывать, что чувства — лишь минутная слабость.

В остальное же время эти превосходные дельцы закатывают дорогие приемы, скупают произведения искусства, ездят в длительные заграничные путешествия, прекрасно разбираются в политике и социальных переменах, а также думают о преумножении богатства.

Слушать отрывок
«Сага о Форсайтах: Лебединая песня»
Сага о Форсайтах: Лебединая песня
Сага о Форсайтах: Лебединая песня

«Сто лет одиночества», Габриэль Гарсиа Маркес

Роман колумбийского писателя Габриэля Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества» остается одним из самых загадочных текстов ХХ века. Дело ли в магическом реализме, особом художественном методе латиноамериканских авторов или в необычном таланте Маркеса (литературоведы часто сравнивают его творчество с лучом, подсвечивающим в темной комнате все до малейшей пылинки), неизвестно. Но, как бы там ни было, история небольшого городка Макондо соединяется на страницах с летописью рода Буэндиа, состоящего из людей, жаждущих любви, но неспособных на нее и потому обреченных на одиночество.

На очередном витке времени Маркес показывает то одного, то другого представителя этого странного рода, раскрывая нам истинные причины его несчастия. Сам Макондо тесно связан с историей Колумбии, а трагические события, постигшие семью, — с мифами и легендами. Одни персонажи, не умея выразить чувств, каждый раз уходят на войну, оставляя в окрестных селах новых и новых детей, другие истончаются к старости и улетают с ветром, а третьи и вовсе рождаются с поросячьим хвостиком. «Сто лет одиночества» — красивая и в то же время невероятно грустная книга.

Слушать отрывок
«Сто лет одиночества»
Сто лет одиночества
Сто лет одиночества

«Господа Головлевы», Михаил Салтыков-Щедрин

Вообще-то Михаил Салтыков-Щедрин не собирался писать роман о роде помещиков Головлевых. Он просто создал несколько отдельных сатирических рассказов, которые вошли в цикл «Благонамеренные речи». Их успех и благожелательная критика заставили писателя задуматься о продолжении. Главный герой — подленький Иудушка, он же Порфирий Владимирович Головлев, распространявший в романе свое тлетворное влияние на родственников, — в этих рассказах был персонажем второстепенным. И лишь со временем он превратился в главного стяжателя богатств.

Любопытно и другое: книга получилась автобиографической. Помещица Арина Петровна Головлева, мать Иудушки, занятая непрерывным накоплением и делившая детей на «любимчиков» и «постылых», похожа на мать Салтыкова-Щедрина. А черты родного брата, Дмитрия Евграфовича, который вел с писателем тяжбу за наследство, нашли отражение в образе Иудушки.

Слушать отрывок
«Господа Головлевы»
Господа Головлевы
Господа Головлевы

Трилогия о Левеншельдах, Сельма Лагерлеф

История семейства Левеншельд считается одним из поздних шедевров шведской писательницы и нобелевского лауреата Сельмы Лагерлеф. Все три романа написаны в необычной манере: сказки, древние предания, а также реальные исторические события сплетаются вокруг рассказов о людях из знатного рода Левеншельдов. Повествование берет начало во времена ратных подвигов Карла XII. Верный слуга и соратник короля Швеции генерал Левеншельд умирает и завещает похоронить себя вместе с перстнем, подаренным высокой титулованной особой. Но драгоценность похищают из склепа крестьяне, на род генерала падает страшное проклятие, а сам усопший вынужден восстать из могилы и искать справедливости.

Однако нужно отдать Лагерлеф должное: и призраки, и социально-политические события эпохи — лишь фон. Главное для писательницы — жизнь ее персонажей. Трогательная и жертвующая собой Шарлотта, не умеющий ценить ближних, но любящий Христа Карл-Артур, утонченная в своей светскости Полковница, трудолюбивая и нежная Анна Сверд, завистливая Тея (злой гений) — их мечты, надежды и честолюбивые устремления описываются так искренне, что не сочувствовать им невозможно.

Слушать отрывок
«Перстень генерала»
Перстень генерала
Перстень генерала

«Крестный отец», Марио Пьюзо

Не исключено, что всемирную известность роману «Крестный отец» Марио Пьюзо принесла одноименная экранизация Фрэнсиса Форда Копполы. Впрочем, сама книга входит в американскую версию списка «100 лучших детективных романов всех времен». Однако роман Пьюзо от прочих гангстерских книжек отличает то, что это еще и добротно скроенная семейная сага, из которой мы узнаем как о жизни, так и о формировании иерархии самого могущественного мафиозного клана Америки.

Дело в том, что писатель сразу отказался от использования в романе документов и криминальной хроники (так обычно делали детективщики 1960-х годов) и сконцентрировался на личной истории сицилийского эмигранта дона Вито Корлеоне и его семьи. Поэтому гангстеры у Пьюзо получились весьма колоритными. Они не просто участвуют в перестрелках и убивают конкурентов направо и налево (а смертей в романе предостаточно), но искренне привязаны друг к другу. Ведь как истинные итальянцы исповедуют принцип: «Своих — мало, чужие — все».

Слушать отрывок
«Крестный отец (в исполнении Максима Суханова)»
Крестный отец (в исполнении Максима Суханова)
Крестный отец (в исполнении Максима Суханова)

«Дело Артамоновых», Максим Горький

В центре романа Максима Горького «Дело Артамоновых» три поколения семьи фабрикантов. Илья Артамонов, в прошлом княжеский приказчик, отпущенный с большим вознаграждением, приезжает в город Дремов, где и открывает фабрику льняного полотна. Он любит дело и по-настоящему ценит работников, но надрывается на стройке и умирает. Его сын Петр берет фабрику в свои руки. Как вы уже догадались, речь пойдет не столько об обнищании (производство вплоть до революции расширяется и остается доходным), сколько о вырождении семьи и смене исторических вех.

Петр, вопреки отцовскому наказу, к рабочим относится не так искренне, а его дети и вовсе их боятся. Один только внук Ильи, проникнувшись социалистическими идеями, рвет с семьей и уходит в большевики. Остальные же Артамоновы обречены на гибель. Но Горький, как большой писатель, дает понять читателю, что дело не в «классовом угнетении», а в том, что меняется эпоха, появляются иные нравы, на смену людям прошлого приходят новые хозяева жизни.

Слушать отрывок
«Дело Артамоновых»
Дело Артамоновых
Дело Артамоновых

Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных