Блог
Storytel

Современные российские писатели рассказывают о любимых книгах

Своими литературными предпочтениями делятся Мария Галина, Юрий Каракур, Вадим Левенталь, Светлана Сачкова и Степан Гаврилов.

Современные российские писатели рассказывают о любимых книгах — блог Storytel

Современные российские писатели рассказывают о любимых книгах

Материал подготовлен совместно с литературной мастерской Litband, в которой 1 июля стартует курс «Как написать роман». Этот курс поможет пройти путь к своей первой книге под руководством опытных авторов и редакторов: вы напишете первую главу романа, шаг за шагом создадите карту будущего произведения, а также получите возможность поучаствовать в питчинге с представителями издательств.

Мария Галина о «Доме, в котором…» Мариам Петросян

«Дом, в котором…» — книга, которая (прошу прощения за тавтологию) появилась как бы вне магистральных линий, (предположительно) выстраивающих отечественную литературу. И, казалось бы, должна попасть аккурат мимо всех целевых групп. Для подростковой аудитории она слишком взрослая — хотя бы в силу ее объема. До многотомного Гарри Поттера ей, конечно, далеко, но ведь тут нет никаких битв светлых и темных магов, полетов на метле, конспирологии и движухи — того, что держит аудиторию, взрослеющую вместе с циклом. Смешных моментов тоже, кстати, нет. Все что есть — напряженное общение между множеством протагонистов, разговоры, психология малых групп, вставные новеллы, мрачная тайна и величественная недоговоренность. Для взрослых книга вроде бы слишком подростковая: герои — подростки, проблемы их тоже подростковые. В сущности, за отпущенное нам автором время мы можем наблюдать две инициации, когда герои переходят из детства в пубертат, а из пубертата — во взрослую жизнь; причем, обе эти инициации не только драматичны, но и смертельно опасны, как оно и положено в архаичных сообществах; но взрослого человека проблема метаморфоза Кузнечика в Сфинкса вроде бы интересовать не должна. Тем не менее произошло обратное: роман зацепил обе аудитории — это, конечно, чудо, прекрасное и радостное.

Как ни странно, я бы сравнила роман с «Моби Диком» — столь же странная, причудливая, тяжеловесная, но работающая конструкция, с той только разницей, что «Дому…» больше повезло с читателем. Что доказывает, что со времен Мелвилла читатель все-таки эволюционирует, и это радует. Я думаю, произошло это в силу того, что автор, Мариам Петросян, вообще не рассчитывала зацепить чье-то внимание и потешить какую-либо из целевых аудиторий; она писала то, что не могла не написать (наверное, самое замечательное писательское побуждение из всех возможных), и мир, создаваемый ею, рос и расширялся естественным образом, как растет, скажем, дерево — выбрасывая ветви в самых неожиданных направлениях.

Мир, создаваемый ею, рос и расширялся естественным образом, как растет, скажем, дерево — выбрасывая ветви в самых неожиданных направлениях.

Самое, пожалуй, важное для меня (и возможно, еще для многих читателей): эта книга принципиально внеиерархична. То есть иерархии там есть, но они выстраиваются сами собой, а не навязываются сверху (как раз одна из таких попыток и привела к трагическому исходу); тем не менее внутри микрогрупп иерархий нет, хотя есть естественные, как бы сами собой возникшие лидеры. Возможно, такая терпимость вызвана тем, что на самом деле это книга о Других. Не о детях и подростках с ограниченными возможностями (где-то эти возможности ограниченны, а где-то, напротив, в прямом смысле неограниченны), а о принятии другого человека со всеми его особенностями и странностями — именно как Другого, как неповторимой, уникальной личности со всеми достоинствами и недостатками. Я верю в то, что развитие человечества, если человечество, конечно, хочет выжить, пойдет по пути разнообразия, а не унификации, и тогда модель, представленная нам Петросян, послужит наглядным пособием новых отношений: все мы разные, и каждый из нас — человек. И к этому пора привыкать. Хотя это трудно, я понимаю.

«Дом, в котором…» — странное место, суровое к чужакам и даже к своим, полное мрачных тайн и неуправляемых чудес, но, полагаю, годное для жизни. Тем более у него есть странная изнанка, где реализуются потаенные мечты каждого/каждой, способная приютить тех, кому во внешнем, жестком мире слишком плохо или неуютно. И да, в конце концов все это МОЖЕТ оказаться фантазией одного-единственного подростка, который пережил при помощи Дома опасный и болезненный этап взросления, преодолел свое увечье и стал знаменитым художником… Такую трактовку тоже нельзя сбрасывать со счетов, но многозначность еще никогда не шла во вред хорошим книгам.


Мария Галина — культовый российский писатель-фантаст, поэт, переводчик. Автор романов «Малая Глуша», «Медведки», «Автохтоны» и других. Дважды лауреат премии Бориса Стругацкого «Бронзовая улитка», «АБС-премии», финалист премии «Русский Букер», премии Норы Галь за лучший перевод с английского и других.

Юрий Каракур о романе «Важенка. Портрет самозванки» Елены Посвятовской

Кажется, в этом и заключается пресловутый дар рассказчика: ты с увлечением читаешь о том, о чем не собирался. Мне не очень интересна история провинциалки, которая пытается устроиться в большом, сопротивляющемся Ленинграде 1980-х годов. Мне не очень нравится сама героиня — Ирка Важина, которая сначала горничная, потом студентка-ловкачка, потом отчисленная нелегалка в общежитии. Мне не хочется, к примеру, в общежитие, где выпивали, хохотали, занимались неудобным сексом: я сам в таком жил и не хочу обратно. Но вот что делает с читателем язык, помогающий средненькому нашему миру воплотиться в яркий, покачивающийся образ: я не смог оторваться от этой истории, безжалостной, увлекательной и при этом подробной, не пугающейся деталей — с ложечками, упирающимися в глаз, с запахами, объединяющими соседок по комнате, с жалящим лоб ледяным ветром.

В этом чувствуется Чеховский фокус — завести тебя в глушь с наивным студентом, с раздраженным доктором, с неверной женой, и так ярко, так точно показать этого никчемного, в сущности, человека, что ты и не заметишь, как он станет тебе самым понятным из далеких родственников, с которым пришлось жить в одной комнате, и ты будешь смотреть на него с нежностью и легкой брезгливостью — как и полагается смотреть на далеких родственников, храпящих на параллельной кровати. За языком Елены Посвятовской, за ее наблюдательностью можно пойти в любой сюжет, так что если ее следующий роман будет про ковбоев или про овощеводство — решительно не имеет значения, буду читать про что угодно.


Юрий Каракур — писатель, обладатель Гран-при премии «Рукопись года 2020», автор дебютного романа «Фарфор», преподаватель литературы. «Фарфор» — первая «самостоятельная» бумажная книга автора, до этого он печатался в сборниках. Как пишет Юрий Каракур, «это книга о детстве, о бабушке, о старушках-соседках на улице Михалькова в Юрьевце, о мебели, о платьях, о смертях, о поезде, о колорадских жуках, о помаде, о бусах, о старых фотографиях».

Вадим Левенталь о «Дороге» Кормака Маккарти

Я прочитал этот роман по-английски, когда он только-только вышел. Он тогда долго-долго держался в списке бестселлеров, которые еженедельно публиковал New York Times Book Review. Я носился по своему издательству, размахивал руками и пламенно доказывал, что надо срочно покупать права. Но пока я всех раскачивал, права перехватило «Эксмо».

Ну, никому не нужно рассказывать, кто такой Маккарти — живой классик, он и в Африке живой классик, — а что касается «Дороги» (надеюсь, ее хорошо перевели на русский; впрочем, английский там очень простой, for beginners буквально, не то что его же «Кровавый меридиан») — что касается «Дороги», то это роман, который, может статься, как раз и нужно посоветовать романисту in spe как пример романа per se. Простейший сюжет, простейший язык — да и сюжет-то сто раз со всех сторон обгрызенный — предложения не длиннее пяти слов — характеры самые привычные, как будто из музея восковых фигур — просто, как два пальца об асфальт. А трясет так, будто пальцы сунуты в розетку.

Простейший сюжет, простейший язык — да и сюжет-то сто раз со всех сторон обгрызенный — предложения не длиннее пяти слов — характеры самые привычные, как будто из музея восковых фигур — просто, как два пальца об асфальт. А трясет так, будто пальцы сунуты в розетку.

Вадим Левенталь — писатель, публицист, редактор. Автор романов, повестей и рассказов. Дебютный роман «Маша Регина» вошел в длинный список «Русского Букера» и попал в финал «Большой книги» в 2013 году. Основатель собственных литературных проектов: «Книжная полка Вадима Левенталя», «Литературная матрица». Долгое время был ответственным секретарем премии «Национальный бестселлер», работал редактором в издательстве «Лимбус Пресс». В настоящее время редактор в Издательском доме «Городец».

Светлана Сачкова о «Флейшмане в беде» Тэффи Бродессер-Акнер

Тоби Флейшман — преуспевающий врач: он работает в одной из лучших больниц на Манхэттене и получает двести тысяч долларов в год. Но его окружение, включая его собственную жену Рэйчел, видит в нем лишь жалкого неудачника. Известная нью-йоркская журналистка Бродессер-Акнер написала злой, точный и остроумный роман о том, как деньги могут разрушить брак, а семья — карьеру. А еще это роман-перевертыш. Большая его часть написана с точки зрения Тоби, страдающего из-за стервы-жены, которой плевать на все, кроме ее работы и статуса. Но ближе к концу читатель вдруг получает доступ к переживаниям этой самой стервы — и картинка меняется.


Светлана Сачкова — писатель, журналист, редактор. Журналист с более чем 15-летним опытом работы, ex-редактор журналов Allure и Glamour, автор Vogue, Meduza, «Большой город», Афиша-Мир, Marie Claire, Blueprint и Афиша-Daily. Живет в Нью-Йорке и учится в магистратуре по литературному творчеству в Бруклинском колледже как стипендиатка фонда Трумена Капоте. В 2020-м вышел ее третий роман «Люди и птицы», до этого выходили книги «Одна жирафья жизнь, или Женщина детородного возраста» (2000), роман «Вадим» в серии «Неформат» Вячеслава Курицына (2005).

Степан Гаврилов о «Библиотекаре» Михаила Елизарова

Жесткий, жестокий, смешной, драйвовый: роман Михаила Елизарова «Библиотекарь» — это один из самых ярких новых российских текстов. Несмотря на всю кажущуюся постмодерновость, на отсвет изящного трикстерства, эта книга о человеке и его идеалах, о бытии идеалов. Несмотря на количество крови (пусть и весьма милой, тарантиновской) и ужаса (весьма всамделишного), «Библиотекарь», как и все хорошие и нужные книги, — о любви к людям, о братской и глубокой любви. А еще это максимально захватывающее путешествие.


Степан Гаврилов — писатель. Номинант премии «Национальный бестселлер» в 2020 году, шортлистер премии ФИКШН35 в 2021 году. Печатался в журналах «Знамя» (роман «Опыты бесприютного неба», 2019) и «Дружба народов» (повесть «Рожденный проворным», 2020). Дебютный роман «Опыты бесприютного неба» вышел в издательстве «Эксмо». Повесть «Рожденный проворным» вышла в ИД «Городец». Редактировал сборники рассказов писателя Андрея Доронина и перевод романа французского писателя Тьерри Мариньяка.

Фотография: pexels.com

Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего блога

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных