Жизнь
в историях

Работа больницы от и до в 10 книгах

Фраза «Больница — это мир в миниатюре» звучит шаблонно. Да и не вполне корректно. Больница — это модель мира, в которой все худшее и кое-что лучшее гипертрофировано. Странности человеческие здесь еще страннее, трагедии — еще горестнее, а счастье — искреннее. На примере 10 книг мы рассказываем о том, как все это проявляется в разных подразделениях больницы.

Работа больницы от и до в 10 книгах — блог Storytel

Работа больницы от и до в 10 книгах

Амбулатория: «Будет больно: история врача, ушедшего из профессии на пике карьеры», Адам Кей

Будни обыкновенного британского врача начинаются с того, что администратор создает ему электронную почту с именем Atom вместо Adam. Через неделю Адам замечает, что медбрат, измеряя пульс у пациентов, подсчитывает, сколько секунд за минуту отбивают его наручные часы (всегда почему-то одно и то же число — 60, оно и вносится в графу «Пульс» в карточке). Через пару месяцев — впервые встречает больного с инородным предметом (ершиком для унитаза) в теле.

Такой старт задает тон всем последующим годам: амбулаторные будни полнятся абсурдом, безалаберностью, поразительной наивностью. И все-таки Адам Кей выбирает для своих дневников такую тональность, что всех этих удивительных пациентов и коллег не хочется ударить в ярости или отчитать от бессилия. Скорее, их тянет обнять. Успокоить. Принять такими, какие есть. Ведь кем-то из таких нелепых людей то и дело оказываемся мы сами — порой даже не понимая, как так получилось.

Фрагмент
This is Going to Hurt: Secret Diaries of a Junior Doctor
This is Going to Hurt: Secret Diaries of a Junior Doctor
Слушать в Storytel

Скорая помощь: «Пока едет „Скорая“. Рассказы, которые могут спасти вашу жизнь», Андрей Звонков

Работа скорой помощи в книге Андрея Звонкова — это среднее арифметическое между одноименным сериалом с Джорджем Клуни, фильмом «Аритмия» и рассказами Михаила Булгакова. Иначе говоря, есть тут и чудесные спасения, и беспросветная серость, отнимающая у врачей и фельдшеров все силы, и мягкий юмор. Но особую ценность книге придают комментарии специалиста: каждую историю сопровождает пояснение, о какой патологии идет речь и что делать, чтобы этой патологии избежать. Байки соединяются с научпопом, выделяя издание на фоне многих аналогичных.

Фрагмент
Пока едет "Скорая"
Пока едет "Скорая"
Слушать в Storytel

Родильное отделение: «Доктор Данилов в роддоме, или Мужикам тут не место», Андрей Шляхов

Уйдя из медицины, Андрей Шляхов принялся писать книгу за книгой, рассказывая о самых разных медучреждениях: его полуавтобиографический доктор Данилов успел поработать уже и в ковидном госпитале. От воспоминаний автор постепенно перешел к откровенной беллетристике — но беллетристике талантливой и дотошной: произведения его насыщены деталями, которые можно узнать лишь изнутри профессии. И если за интригами и сюжетными кунштюками в приключениях доктора Данилова следить не всегда увлекательно, то разбираться, как и что в российском здравоохранении устроено, — вполне.

Фрагмент
Доктор Данилов в роддоме, или Мужикам здесь не место
Доктор Данилов в роддоме, или Мужикам здесь не место
Слушать в Storytel

Хирургическое отделение: «Записки районного хирурга», Дмитрий Правдин

Приехав в 1996 году в маленькую больницу в богом забытом райцентре на Дальнем Востоке, юный хирург Дмитрий Правдин не знал, чего ждать. Многое встало на свои места уже в первые ночные дежурства: ножевое ранение, человек с вываливающимися внутренностями отказывается от операции и катается по земле назло врачу, его вырубают и относят на стол, после операции в отделение врывается парень с пистолетом и угрожает пристрелить спасителя — «Зря я, что ли, резал ему брюхо».

Воспоминания Правдина лишь на первый взгляд сосредоточены вокруг хирургии. А вчитаешься в них чуть внимательнее — и понимаешь: перед нами история России рубежа XX–XXI веков, история без прикрас и обобщений, данная в ощущениях одного толкового врача. Правдин-хирург не супергерой и не робот, а человек ошибающийся и сомневающийся. От большинства из нас его отличает разве что какая-то самозабвенная любовь к избранному делу — без такой любви ни за что не проработать в глухомани, при вечной нехватке рук, времени и сил.

Фрагмент
Записки районного хирурга
Записки районного хирурга
Слушать в Storytel

Кардиологическое отделение: «Сердце хирурга», Федор Углов

Легендарный хирург Федор Углов написал эти воспоминания в солидном возрасте (70 лет), а потом прожил еще три десятка лет, по-прежнему проводя немало операций. Он даже попал в Книгу рекордов Гиннесса за операцию, сделанную в 99-летнем возрасте. Наибольших профессиональных успехов Федор Григорьевич добился в кардиохирургии — и даже изобрел особый сердечный клапан.

Его мемуары — это и коллекция быличек, и размышления о развитии советского здравоохранения, и сборник наставлений, своего рода «Евангелие от Федора». Наставленческая часть — не из тех, что понравятся всем и каждому, да и взгляды на жизнь у доктора Углова были местами весьма спорными. Книга-свидетельство, книга-событие, одно из самых известных произведений, написанных профессиональным врачом, — это издание требует от читателя большой внутренней работы. И критического мышления.

Фрагмент
Сердце хирурга
Сердце хирурга
Слушать в Storytel

Онкологическое отделение: «Раковый корпус», Александр Солженицын

Книга, которую некоторые читатели считают главной в творчестве Александра Солженицына. В отличие от «Архипелага ГУЛАГ» и «Красного колеса», здесь автор сосредоточен на историях лишь нескольких жизней, и «толстовский» анализ исторических событий в тексте уступает «достоевскому» вниманию к психологии личности.

Непростой человек Павел Русанов ложится в онкологическое отделение (тринадцатый корпус Ташкентской больницы) и требует к себе особого отношения: он ведь может и «наверх» позвонить. Соседи по палате ему не милы, врачи и медсестры к нему невнимательны, проклятая опухоль — несправедлива, незаслуженна, неуместна. В общении с людьми, каких в обычной жизни он всячески избегал, а то и презирал, Русанов — нет, не преображается, но что-то прежде от него далекое все-таки постигает.

Исторический контекст, конечно, для Солженицына столь же важен, как и движения человеческих душ. Не говоря уже о том, что мир больницы — даром что с тех пор изобретены МРТ, КТ, таргетная и иммунотерапия! — за шестьдесят лет с момента написания книги как будто вовсе не изменился.

Фрагмент
Раковый корпус
Раковый корпус
Слушать в Storytel

Психиатрическая клиника: «Записки психиатра. Лучшее, или Блог добрых психиатров», Максим Малявин

Прославившись в эпоху «Живого Журнала», Максим Малявин заботливо сохранил стиль ЖЖ-постов — и без фейсбучной злобности, без твиттерского ерничанья, без телеграмного снобизма рассказывает о повседневной жизни психиатрической лечебницы. А также — о тех «триггерах», которые превращают людей в пациентов таких больниц, о тех судьбах, которые сломались из-за физических и психологических травм, генетических сбоев, нарушений нейронных связей. В рассказе об этом у доктора Малявина проявляется куда больше сострадания и заботы, нежели всех прочих чувств, — и чтение его книги оказывает терапевтический эффект даже на совершенно здорового человека.

Фрагмент
Записки психиатра. Лучшее, или Блог добрых психиатров
Записки психиатра. Лучшее, или Блог добрых психиатров
Слушать в Storytel

Реанимация: «Реанимация: истории на грани жизни и смерти», Мэтт Морган

Есть такая работа — вытаскивать людей с того света. Британский врач Мэтт Морган об этой работе говорит без пафоса и восторга — job is a job, и в спасении жизней тоже много рутины. Его книга соединяет случаи из личной практики, классические рассказы из истории медицины, объяснения базовых принципов физиологии и экскурсы в историю науки. Благодаря этому увлекательному нон-фикшену буквы «ИВЛ» перестают быть просто аббревиатурой из медицинских новостей, а песня Stayin’ Alive группы Bee Gees раз и навсегда становится для читателя саундтреком к непрямому массажу сердца.

Critical: Stories from the front line of intensive care medicine
Critical: Stories from the front line of intensive care medicine
Читать в Storytel

Морг: «Вскрытие покажет: Записки увлеченного судмедэксперта», Алексей Решетун

Смерть притягивает, и интересоваться ею — нормально. Изучать трупы — бесценное дело для всех живых. И если патологоанатом, с которым часто путают судмедэксперта, исследует смерть, наступившую по естественным причинам, то судмедэксперт занимается насильственной смертью. Строго говоря, судмедэксперт не работает в больнице — но профильное бюро может располагаться на ее территории. А главное — судмедэксперт всегда остается независимым в своих оценках, и его заключение может спасти или погубить немало жизней, помимо жизни того, кто уже лежит на его столе.

В общем, профессия эта очень специфическая, сложная и увлекательная. Алексей Решетун находит точные слова, чтобы говорить о самых хрупких материях, и неожиданно помогает читателю, наблюдающему за чужими смертями, понять что-то важное о собственной жизни.

Фрагмент
Вскрытие покажет: Записки увлеченного судмедэксперта
Вскрытие покажет: Записки увлеченного судмедэксперта
Слушать в Storytel

Пост эпидемиолога: «Кризис в красной зоне: Самая смертоносная вспышка Эболы и эпидемии будущего», Ричард Престон

Если бы коронавирус был столь же смертоносен, как лихорадка Эбола, человечество ждала бы самая настоящая катастрофа. Ученые-эпидемиологи, изучавшие возбудитель этого заболевания, буквально находились на передовой и предотвращали трагедию, равных которой мы не видели со времен Великой чумы. Книга Ричарда Престона — свидетельство их подвига, а еще — почти детективная история о научном поиске, сопротивлении властей, экономических и административных препонах, неверии публики. История, как мы теперь знаем, со счастливым концом, хотя все могло бы сложиться совсем иначе — и никакие локдауны в 2014 году не спасли бы нас с вами. Лучшего издания для понимания роли эпидемиологов в нашем благополучии попросту не найти.

Фотография: pexels.com

Кризис в красной зоне: Самая смертоносная вспышка эболы и эпидемии будущего
Кризис в красной зоне: Самая смертоносная вспышка эболы и эпидемии будущего
Читать в Storytel
Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных