Жизнь
в историях

Путеводитель по книгам Алексея Иванова: от «Охоты на “Большую Медведицу”» к «Теням тевтонов»

В Storytel вышел аудиосериал «Тени тевтонов» Алексея Иванова. Новый роман одного из главных современных российских писателей – хороший повод поговорить о его творческом пути.

Путеводитель по книгам Алексея Иванова: от «Охоты на “Большую Медведицу”» к «Теням тевтонов»

Путеводитель по книгам Алексея Иванова: от «Охоты на “Большую Медведицу”» к «Теням тевтонов»

Мы попросили шеф-редактора Storytel Константина Мильчина составить для блога исчерпывающий путеводитель по книгам Алексея Иванова: от фантастической повести «Охота на “Большую Медведицу”» до «Теней тевтонов».

Часть первая. Допермский период

«Охота на „Большую Медведицу“» (1989), «Земля-сортировочная» (1990), «Корабли и галактика» (1992)

В далеком космосе разворачивается драма: пираты против детей. Пираты убегают, дети гоняют их по звездолету «Большая Медведица». Главный пират — гуманист, художник, мечтатель. Он очень боится, что как-то покалечит детей. Дети совершенно не боятся сделать пиратам больно, они жестоки, мстительны и неотвратимы. Первые повести Алексея Иванова — подростковая фантастика. Трудно угадать в этих текстах будущего автора исторических романов или реалистичной прозы. Сложно говорить и о каком-то уникальном стиле или об особенностях творческого метода — кажется, что ты попал в текст Крапивина, Булычева, может быть, Эдуарда Успенского. Но некоторые важные для дальнейших книг Иванова идеи появляются уже здесь. Например, конфликт возникает не из-за того, что кто-то плохой, а кто-то хороший, — просто у каждого свои интересы и своя система мировоззрения. Нет абсолютного зла и абсолютного добра — один хуже, другой лучше, но каждого можно и нужно понять.

Все то же самое встречается в другой повести раннего периода — «Земле-сортировочной». Небольшой советский городок то ли под влиянием воображения мальчика, то ли взаправду превращается в поле битвы между двумя инопланетными цивилизациями — империей и повстанцами. И вот уже участковый безуспешно пытается допрашивать кота, а стычка городских с деревенскими оказывается решающим боем галактического масштаба. Книга эксплуатирует вечную детскую конспирологию, желание видеть за обычными событиями нечто гораздо более масштабное, какой-то глобальный заговор, желательно с участием инопланетян. И это дух времени — кто ж из тех, кто был детьми на рубеже восьмидесятых и девяностых, не искал инопланетян в лопухах?

Слушать отрывок
«Быть Ивановым»
Быть Ивановым
Быть Ивановым

Некоторые важные для дальнейших книг Иванова идеи появляются уже здесь. Например, конфликт возникает не из-за того, что кто-то плохой, а кто-то хороший, — просто у каждого свои интересы и своя система мировоззрения.

Иное дело «Корабли и галактика». Здесь тоже дух позднесоветского времени, но это похвала космическим сагам эпохи видеокассет и пиратских переводов западной классики, тут чувствуется влияние «Звездных войн», «Звездных врат» и «Звездного пути». Впрочем, более внимательный читатель отметит, что устройство вселенной Иванов позаимствовал у шведского философа Сведенборга. Итак, по жестокой и агрессивной галактике скитаются Навк и его возлюбленная Дождилика, но тут важнее сюжета устройство этого мира. Во-первых, корабли тут не просто средства для межзвездных перелетов, нет, они живые, они — первая цивилизация во вселенной. Другой важный момент — тут Иванов впервые предлагает свою картину устройства истории: в ней все закольцовано, история стремится прийти туда же, откуда началась.

«Общага-на-Крови» (1993)

Общагу из этой книги показывают особенно въедливым туристам в Екатеринбурге, довольно неприметное и не очень приятное здание недалеко от центра города. Впрочем, какой-то особой региональной специфики в книге нет, история универсальна. Студенты из обычной общаги живут обычной студенческой жизнью, одни больше учатся, другие больше тусуются. Те, кто тусуется, конечно, круче, чем загруженные учебой ботаники, а особенно крут стреляный воробей, тертый калач, рисковый парень и доморощенный философ Ванька.

Он покровительственно относится к Отличнику, втягивает его в свои проделки, а потом предает его, и трагический конец неизбежен. «Общага» была издана в 2006 году, после успеха «Сердца пармы» и романа «Географ глобус пропил». Вряд ли этот текст принес бы славу писателю сам по себе, но здесь мы видим, как Иванов придумал важного для дальнейших текстов персонажа — всезнающего трикстера. Ванька-трикстер поначалу к себе располагает, но потом оказывается редкостным подлецом. Последующие реинкарнации этого персонажа будут более симпатичными.

Слушать отрывок
«Общага-на-Крови»
Общага-на-Крови
Общага-на-Крови

Глава вторая. Пермский период

«Сердце пармы» (2000)

Иванов появляется на федеральной сцене внезапно: кажется, вчера еще о нем никто ничего не слышал, но вот уже все подряд его обсуждают, а критики соревнуются, кто придумает для него более лестный эпитет, кто объяснит, в чем заключается волшебный секрет «Сердца пармы». Поначалу все пытаются понять, как связаны город в Италии и город Пермь, но из книги быстро выясняется, что парма — это такой лес на Урале и не только.

Итак, середина XV века, нынешняя территория Пермского края, сейчас сердце России, а тогда фронтир, дикий восток, где сталкиваются интересы русских княжеств, местных зырянских князьков, татар и суровых вогулов. Конец немного предсказуем: однажды все эти земли войдут в состав набирающего силу Московского княжества, которое потом станет Российской империей, потом Советским Союзом, потом Российской Федерацией. Но тогда этот ход событий еще не предрешен и не предопределен. А еще это времена, когда допустимо сверхъестественное, потому что люди в него верят. Некоторые из персонажей вообще до поры до времени бессмертны. Читателей поражали боевые лоси и шаманы-смертники, описания рек и лесов, диковинные имена героев и чудные народы.

Слушать отрывок
«Сердце Пармы»
Сердце Пармы
Сердце Пармы

Иванов появляется на федеральной сцене внезапно: кажется, вчера еще о нем никто ничего не слышал, но вот уже все подряд его обсуждают, а критики соревнуются, кто придумает для него более лестный эпитет.

Но было тут и еще много чего, в том числе и придуманное Ивановым в ранних книгах, а тут доведенное до совершенства. Например, отсутствие абсолютного добра и абсолютного зла. Да, Иванов на стороне пермских правителей, обитателей и воинов, но и у вогулов, мечтающих изгнать русских с Приуралья, есть своя правда. Живой мир, где звери, тайга, люди, города и легенды — часть одного единого организма со своими правилами. Еще — закольцованность истории: она стремится вернуться в ту точку, откуда началась, чтобы повториться, только, может быть, уже с другими действующими лицами. Наконец, ивановский трикстер тоже присутствует — тут это Васька Калина, всезнающий бродяга, который становится участником или очевидцем практически всех важных событий книги и который своим потрясающим обаянием тащит на себе сложный и длинный сюжет. Есть и несколько ноу-хау: например, смешение жанров. Вроде бы исторический роман с героями и событиями, которые зафиксированы в хрониках и летописях, но с элементами фэнтези.

«Географ глобус пропил» (1995)

«Географ» написан раньше «Сердца пармы», но на всероссийском уровне обе книги становятся известными практически одновременно. Иванов демонстрирует: я могу писать и про современность, и про древность, и это будет одинаково круто. А еще вот вам Пермь, великая, интересная, в двух часах лета и в сутках на поезде от столицы. Не то чтобы Пермь не была описана в современной русской литературе, но Иванов ударил по читателям из всех орудий главного калибра.

Но вернемся к роману: главный герой книги Служкин, умный и обаятельный неудачник, устраивается работать в школу. Жизнь его тяжела: жена любит другого, его любит женщина, с которой он не может быть, попутно разворачивается мучительный латентный роман со старшеклассницей, а еще туго с деньгами, да и учитель Служкин не идеальный. Но он пытается, несмотря ни на что, жить легко и на полную катушку. А потом будет сплав по Чусовой на плотах, возможно, одно из лучших экшен-описаний за всю историю русской словесности. С ним может тягаться только сплав из следующей книги.

Слушать отрывок
«Географ глобус пропил»
Географ глобус пропил
Географ глобус пропил

«Золото бунта» (2006) и «Message: Чусовая» (2006)

Опять Пермская земля и опять история, но уже чуть более близкая — конец XVIII века. Урал давно в составе России, здесь добывают стратегически важный для страны металл, но его надо как-то доставить в Петербург. Заводы стоят вдоль горной реки Чусовой, по весне, по большой воде, караваны судов начинают спускаться вниз, к Каме, оттуда металл повезут дальше к столице. Но спустить его вниз сложно: вся река в страшных камнях, о которые суда могут разбиться — тогда конец грузу и смерть экипажу. В этом мире у рулевых, которые правят судами на Чусовой, важнейший статус, вот только главный герой книги не при делах, потому что его отец в свое время разбился вместе с судном. А еще где-то на Урале зарыт клад Пугачева, его восстание недавно отгремело в этих краях, и воспоминания еще свежи.

Слушать отрывок
«Золото бунта»
Золото бунта
Золото бунта

Снова нет добра и нет зла, вернее, у всех свои оправдания, снова смешаны история и фэнтезийные элементы, снова история закольцована, снова перед нами живой мир, который связан видимыми или невидимыми нитями со всем, что в нем находится.

Приемы «Золота» очень похожи на те, что были в «Сердце пармы». Снова нет добра и нет зла, вернее, у всех свои оправдания, снова смешаны история и фэнтезийные элементы, снова история закольцована, снова перед нами живой мир, который связан видимыми или невидимыми нитями со всем, что в нем находится. Роман дополнил нон-фикшен: здесь Иванов выступает в роли историка, никаких чудес, только подробный рассказ о реке Чусовой как в географическом, так и в историческом плане.

«Блуда и МУДО» (2007)

Возможно, лучший роман Иванова. Место действия формально не Пермь, а некий вымышленный город, но читатель выдрессирован и вымуштрован: Пермь тут узнается. Главный герой Борис Моржов — классический ивановский трикстер, острослов, который знает все и всех, а особенно историю края. Он всемирно известный художник, у которого водятся деньги и которому от жизни ничего особенного не надо, разве что женщин, много, разных и новых. А мир устроен сложно: все друг от друга чем-то зависят, каждый от каждого чего-то хочет, кто-то кого-то боится, кто-то кому-то должен, и все хотят больше — власти, денег, ресурсов. Только Моржову ничего не нужно кроме секса, и потому он идеальный персонаж для того, чтобы рассказать, как эти странные связи и зависимости устроены.

Роман «Блуда и МУДО» пытается ответить на важнейший для русской литературы вопрос: как, собственно, функционирует Россия. Тут Иванов примеряет на себя новую ипостась. Как механик, который снимает крышку с часов и смотрит на шестеренки и пружины, пытаясь определить, что сбоит, а что нормально работает, так же и Иванов снимает крышку со страны и смотрит на то, что у России внутри. Многое сбоит. А виной всему пиксельное мышление — отличный термин из романа, объясняющий людскую засоренность и интеллектуальную неповоротливость.

Слушать отрывок
«Блуда и мудо»
Блуда и мудо
Блуда и мудо

Глава третья. Уральский период

«Хребет России» (2010), «Горнозаводская цивилизация» (2013), «Увидеть русский бунт» (2013)

Вдохновленные книгами Иванова пермские власти при помощи московских политтехнологов провозгласят в крае культурную революцию. Писатель власти проклянет и перестанет писать о городе, пермский период в творчестве закончится, начнется уральский. Иванов напишет три документальные книги об истории и ее устройстве. Тут он вновь механик, исследующий, как функционирует Россия вообще и Урал в частности. Он будет доказывать, что Урал — это особая цивилизация в рамках большой русской цивилизации, со своими правилами и ценностями. В «Увидеть русский бунт» он пойдет еще дальше: будет объяснять, что для разных регионов России характерен свой набор ценностей и что в благополучные для нашей страны периоды власть умела их определять, а не пыталась навязывать всем общие. В неудачные же периоды случались бунты и смуты.

Слушать отрывок
«Комьюнити»
Комьюнити
Комьюнити

«Псоглавцы» и «Комьюнити» (2011-2012)

Летом 2011 года издательство «Азбука» объявило, что обнаружило нового, потенциально гениального литератора. Зовут его Маврин, и он написал роман про молодых людей, которые из храма во Владимирской области пытаются незаметно для местных жителей вырезать фреску. А на ней изображен святой, но не простой, а с песьей головой. Звучит нелепо, но были такие святые и были такие фрески. Храм оказался местом силы, а Маврин оказался Алексеем Ивановым. Что хорошо для никому не известного Маврина, не очень хорошо для знаменитого Иванова — таков был тон критиков. Ну а следующий роман дилогии, «Комьюнити», действие которого разворачивается вообще в Москве, был встречен крайне скептично. Тем не менее это был первый опыт Алексея Иванова в жанре триллера.

Слушать отрывок
«Псоглавцы»
Псоглавцы
Псоглавцы

«Ёбург» (2014) и «Ненастье» (2015)

Поиграв с центральным регионом, Иванов вернется на Урал и напишет две книги про Екатеринбург: «Ёбург» — документальный рассказ о городе в 90-х, когда он был бандитской столицей России, и роман о том же периоде «Ненастье». Итак, несколько исторических пластов. Вот наше время, главный герой, Герман, скромный водитель, крадет крупную сумму денег из инкассаторского броневика. Вот отматываем назад: 90-е, бывшие воины-афганцы пытаются заниматься честным бизнесом, но на них давят бандиты, и ветераны превращаются в таких же гангстеров. Отматываем еще назад: вот Афганистан, там знакомятся Герман и Лихолет, веселый и безбашенный солдат, а потом безжалостный лидер преступного сообщества.

Слушать отрывок
«Ненастье»
Ненастье
Ненастье

Автор преображается в механика, который, вскрыв капот ограбленного инкассаторского броневика, пытается понять и объяснить, как устроена Россия.

Как написана книга? Представим: вы никогда не бывали в Екатеринбурге, перед первой поездкой читаете «Ненастье», а потом гуляете по городу и без подсказки узнаете места, где разворачивалось действие романа. И снова автор преображается в механика, который, вскрыв капот ограбленного инкассаторского броневика, пытается понять и объяснить, как устроена Россия, почему в 90-х хорошие талантливые парни шли в бандиты и оказывались на кладбище сильно раньше времени, наконец, почему выживших оттеснили те, кто в лихое время был на вторых ролях. Ну и Лихолет — прям идеальный ивановский трикстер, который столь хорош, что даже затмил главного героя.

Глава четвертая. Федеральный период

«Тобол» (2016-2018)

Роман в двух частях «Тобол» обозначил конец уральского периода. Итак, 1710-е годы, Тобольск, столица Сибири, несколько десятков героев, как вы, наверное, уже догадались, хороших и плохих нет, но интересы у всех разные.

Царь Петр I хочет получать из Сибири как можно больше ресурсов для продолжения войны со Швецией. Губернатор Сибири Гагарин хочет отторгнуть ее от России. Швед Юхан Густав Ренат хочет бежать со своей возлюбленной Бригиттой из русского плена. Китайский император хочет заставить Россию делать то, что ему выгодно, а России не очень. Семен Ремезов хочет построить в Тобольске белокаменный Кремль и нарисовать первую карту Сибири. Остальные персонажи хотят денег, власти, свободы, удовлетворения амбиций или хотя бы просто выжить.

Слушать отрывок
«Тобол. Много званых»
Тобол. Много званых
Тобол. Много званых

«Пищеблок» (2018)

Тут мы видим возвращение к истокам: «Пищеблок» напоминает «Землю-сортировочную» и построен на детской конспирологии. Нынешняя Самарская область, которая тогда была Куйбышевской, в пионерлагере дети рассказывают друг другу страшилки, в основном про злокозненных иностранцев, которые мечтают напакостить советском пионерам.

Меж тем опасность исходит не от них, а от местных вампиров. То, что начиналось как ностальгический роман о детстве времен Развитого Застоя, превратилось в вампирский хоррор. На защиту мирного неба и мирного детства встают один школьник и один вожатый. Соотношение сил заведомо неравное, но мы все-таки в сказке.

Слушать отрывок
«Пищеблок»
Пищеблок
Пищеблок

«Тени тевтонов» (2021)

Великая Отечественная война только что закончилась, а вместе с ней пришел конец немецкому продвижению на восток. Сотни лет германцы уничтожали и ассимилировали славянские и балтийские племена, Тевтонский орден, правивший Восточной Пруссией, был одним из символов этой экспансии. От ордена остались лишь тени, но даже их сейчас гонит обратно на запад Красная Армия.

Но это лишь одна часть истории. В другом временном пласте, в XV веке, один польский дворянин вступил в конфликт с Тевтонским орденом и так мечтал его уничтожить, что даже пошел на сделку с самим сатаной. Обе стороны не исполнили договор, но на семью шляхтича легко проклятие. Теперь же, в ХХ веке, дальний потомок того шляхтича хочет исправить ситуацию, а для этого нужно всего ничего: найти меч, которым когда-то отрубили голову Иоанну Крестителю. Меч хранится где-то среди других награбленных нацистами сокровищ, в подвалах и катакомбах восточнопрусских городов, где прячутся последние нацисты и где на них с огнеметами охотятся советские контрразведчики. Знатная заварилась каша.

В «Тенях тевтонов» мы видим все черты прозы Иванова, которые отмечали и в более ранних произведениях. История — живой организм, следующий своим законам, история стремится закольцеваться и вернуться туда, откуда началась, в историческом романе есть место фэнтезийному элементу, и куда уж без трикстеров.

Слушать отрывок
«Тени тевтонов, действие первое»
Тени тевтонов, действие первое
Тени тевтонов, действие первое

Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных