Жизнь
в историях

Люди, без которых не было бы аудиокниг: чтецы рассказывают о своей профессии. Часть вторая

Продолжаем разговаривать с людьми, без которых не было бы аудиокниг. Во второй части мы публикуем интервью с двумя совершенно разными чтецами: опытным Иваном Литвиновым и начинающей, но очень талантливой Викторией Мартыновой.

Люди, без которых не было бы аудиокниг: чтецы рассказывают о своей профессии. Часть вторая — блог Storytel

Люди, без которых не было бы аудиокниг: чтецы рассказывают о своей профессии. Часть вторая

Первую часть этого цикла можно прочитать здесь.

Иван Литвинов: «Не бывает трудных книг. Бывают книги, которые хочется читать и которые не хочется читать»

— Чтец — ваша основная профессия или вы занимаетесь чем-то помимо озвучивания книг?

— У меня два высших образования: теле- и радиоведущего и диктора, актера театра и кино. Поэтому чтение аудиокниг — не основная профессия. Просто так сложилось, что этой вещью занимаюсь достаточно плотно, помимо всех остальных занятий. На данный момент я работаю в Большом театре и занимаюсь аудиоработой — рекламой, играми, записью документальных программ и так далее.

— Как вы стали чтецом?

— Специально я не становился чтецом, просто однажды позвали — и понеслось. Театральные артисты мало зарабатывают, поэтому они бесконечно ищут, где бы как-то подработать. Чтец — профессия эксклюзивная, не все могут ей соответствовать. Этой профессией невозможно овладеть без основной базы. Если ты не владеешь актерской базой, если у тебя нет за плечами минимум четырех лет театрального института, то ты не чтец, не актер и вообще никакого отношения к профессии не имеешь. Даже если ты снялся в паре сериалов.

— Какую первую книгу вы записали?

— Первую книгу я озвучил в 2003 году. Это был Сэмюэль Беккет, «Мерфи» — безумный модернистский роман. Ужас, что это такое.

Помните ваши впечатления от самого процесса записи?

— Друзья мои, впечатление от любого труда одно — это работа. С помощью профессионализма и мастерства, которые достигаются с опытом, работа начинает приносить удовольствие. Но вначале было трудно, тем более что книга попалась не самая простая.

— Расскажите о любимой книге, которую вы озвучили.

— Не может быть ни у одного артиста ни любимой книги, ни любимой роли. Если они вам ее назовут, значит, они лукавят. Потому что любимая книга — та, которая написана хорошим языком, которую нескучно читать и которую ты записываешь прямо сейчас.

Слушать отрывок
«Скотный двор»
Скотный двор
Скотный двор

Не может быть ни у одного артиста ни любимой книги, ни любимой роли. Если они вам ее назовут, значит, они лукавят.

— Может быть, тогда назовете самую трудную в записи книгу?

— Не бывает трудных книг. Бывают книги, которые хочется читать и которые не хочется читать. Чем хуже книга, тем сложнее ее записывать. Потому что хорошая книга ведет тебя за собой. В ней прописаны взаимоотношения персонажей, взаимоотношения автора с природой и так далее. А во всякой бездарщине это отсутствует, и приходится вертеться на пупе, чтобы все это создать. Создать то, что не создано автором. Поэтому плохие книги лучше не читать, а слушать в озвучке профессионалов — так они выглядят ненамного, но приличнее того, что написано бездарным автором на очень дорогой бумаге.

— Назовите самое трудное слово, которое вам встречалось при записи книги.

— Это пожалуйста. В 2005 или 2006 году я записывал Джонатана Свифта, «Путешествия Гулливера». И там в четвертой части Гулливер попадает в страну лошадей, которых зовут гуигнгнмы. Этих гуигнгнмов там полно на каждой странице. А есть ведь понятие темпоритма, и тебе надо произносить все быстро, не сбиваясь. Вот это было… до сих пор помню, как записывал «Гулливера».

— Случались ли с вами какие-то смешные истории, связанные с записью книг?

— Конечно, случались. Как правило, эти смешные вещи связаны с бездарностью воспроизводимых авторов. Я даже раньше книжечку вел, записывал все эти «афоризмы». Например: «ай-яй-яй зададакали зенитки», или «яристого донского жеребца с раздвоенным кованым крупом», или «вокруг него внезапно соткался вакуумный пузырь воздуха». И так далее, и тому подобное.

— Какие книги вы хотели бы записать в будущем?

— Я очень люблю классику. И чем больше я ее пишу, тем больше понимаю, что она на фиг никому не нужна. Она вся записана тысячи раз, но чем больше ты работаешь в этом жанре, тем четче осознаешь, что кроме классики тебе и писать-то ничего не хочется. А так, конечно, и новые хорошие книги тоже хочется писать. А плохие — не хочется.

Виктория Мартынова: «Мне кажется, трудности делают людей лучше, воспитывают и дают огромный опыт»

— Чтец — ваша основная профессия или вы занимаетесь чем-то помимо озвучивания книг?

— Так как мне пока только 20 лет, сложно однозначно сказать, кто я по профессии. Хотя думаю, что основной для меня становится профессия актрисы кино, в которую я пришла не так давно. Но мне очень хочется, чтобы озвучивание книг оставалось в моей жизни! Ведь это тоже актерская работа, просто немного в другой форме. Да, здесь не нужно работать на камеру и со светом, но зато есть свои тонкости: четкость дикции, выразительность речь, правильное дыхание и еще много-много всего!

— Как вы стали чтецом?

— Мои друзья и семья всегда говорили, что у меня хорошо получается менять голос, изображая различных персонажей (мультфильмов, например). Мне и самой всегда нравилось так развлекаться. Но однажды я шла по улице, и в голову вдруг пришла мысль: а что если сделать из этого нечто большее, чем просто развлечение? К тому же уже долгое время практически ежедневно я работаю над своей дикцией и качеством речи. Однажды я позвонила своей подруге, отучившейся на звукорежиссера, мы приехали на студию и сделали запись. Просто нарезку из нескольких кусочков с разными измененными голосами в каждом, с разными героями. Я начала отправлять эту запись в различные студии дубляжа и озвучивания. Кстати, в Storytel сначала отправлять боялась, была уверена, что такая крупная и классная компания точно не будет во мне заинтересована. Но я решила рискнуть! И в итоге именно в Storytel позвали меня на работу. Всем советую никогда не бояться и пробовать. Ведь иногда самые безумные идеи становятся важной частью твоей жизни!

Слушать отрывок
«Волки на парашютах»
Волки на парашютах
Волки на парашютах

Кстати, в Storytel сначала отправлять боялась, была уверена, что такая крупная и классная компания точно не будет во мне заинтересована. Но я решила рискнуть!

— Какую первую книгу вы записали?

— Моя первая озвученная книга называется «Волки на парашютах» Аси Петровой. Это прекрасный детский сборник рассказов, в котором маленький мальчик от первого лица рассказывает интересные истории из своей жизни. Мне кажется, эта книга помогает лучше понять, как ребенок видит мир. И порой его мысли оказываются даже более мудрыми, чем у взрослых.

Когда я пришла озвучивать в первый раз, конечно, мне было немного страшно, но жутко интересно! Это совсем новое ощущение, которого я раньше не испытывала. Оказывается, в наушниках гораздо лучше слышишь все изъяны своей дикции. Но где-то после трех глав я перестала нервничать и начала получать колоссальное удовольствие, которое испытываю теперь каждый раз, приходя на студию. И, конечно, продолжаю усердно работать над собой. Без этого никуда!

— Расскажите о любимой книге, которую вы озвучили.

— На данный момент я озвучила всего (или уже) три книги. И каждая для меня по-своему важна. Но самая любимая — «Русалки. Вести глубин» Шибел Паундер. В общей сложности в ней более 20 героев, которые бесконечно разговаривают друг с другом и каждый из которых озвучен моим голосом. Это было невероятно интересно!

Дома, занимаясь подготовкой, я несколько раз читала книгу, чтобы точно понять, как именно должен звучать тот или иной персонаж. Кто-то более писклявый, у кого-то грубый и низкий голос. Кто-то говорит как будто с постоянной ухмылкой, кто-то надменно. Кто-то картавит, а кто-то шепелявит. Кому-то пять лет, а кому-то уже за 70. Иногда во время озвучивания у меня немного взрывался мозг, но, на мой взгляд, именно в таком состоянии всегда рождаются лучшие работы!

— А какая книга оказалась самой трудной в записи?

— Самая трудная книга та же, что и самая любимая. Наверное, отчасти именно за трудность я ее и люблю. Сложные пути для меня всегда предпочтительнее и интереснее простых. Мне кажется, трудности делают людей лучше, воспитывают и дают огромный опыт.

Слушать отрывок
«Русалки. Вести глубин»
Русалки. Вести глубин
Русалки. Вести глубин

На данный момент я озвучила всего (или уже) три книги. И каждая для меня по-своему важна. Но самая любимая — «Русалки. Вести глубин» Шибел Паундер.

— Назовите самое трудное слово, которое вам встречалось при записи книги.

— Это смешно, но я очень долго не могла быстро и возмущенным голосом выговорить словосочетание «чешущимися ушами». Нет, ну вы сами попробуйте!

— Случались ли с вами какие-то смешные истории, связанные с записью книг?

— Про «чешущиеся уши» было правда очень смешно. (Смеется.) Но еще меня всегда веселит, когда мы начинаем запись, а за окном именно в этот момент трактор решает почистить снег. И все мы, кто работает над записью, сидим, смотрим друг на друга, молча улыбаемся и просто ждем, когда все это закончится.

— Какие книги вы хотели бы записать в будущем?

— Мне хочется озвучить еще много-много детской литературы, потому что с моим навыком «искажения» голоса это получается здорово! К тому же в душе я все еще ребенок десяти лет, поэтому мне вдвойне нравятся такие книги! Я бы с радостью озвучила сборник детских страшных историй. Читала бы все пугающим ведьминским голосом с устрашающим смехом. Но еще я обожаю книги для детей, которые несут в себе взрослый смысл. Поэтому озвучила бы, например, «Маленького принца». Это было бы просто идеально!

Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных