Жизнь
в историях

Люди, без которых не было бы аудиокниг: чтецы рассказывают о своей профессии

24 февраля

Каждый, кто слушает аудиокниги, отлично знает, как важен хороший чтец: от него зависит половина дела, если не больше. Поставленный голос, правильная дикция, актерская игра, попадание в интонацию текста – все это трудно переоценить. Поэтому мы и решили сделать серию интервью с чтецами, чтобы от первого лица узнать, как устроена эта профессия. В первой части публикуем интервью с Мариной Лисовец, Алексеем Багдасаровым, Юлией Яблонской, Григорием Перелем и Алевтиной Пугач.

Люди, без которых не было бы аудиокниг: чтецы рассказывают о своей профессии — блог Storytel

Люди, без которых не было бы аудиокниг: чтецы рассказывают о своей профессии

Марина Лисовец: «Анна Каренина — роль, о которой я мечтаю»

— Чтец — ваша основная профессия или вы занимаетесь чем-то помимо озвучивания книг?

— Чтец читает текст, а я дарю книге душу, своим голосом оживляя ее, создавая жизнь в звуке. Моя профессия — актриса театра, кино, озвучивания. Аудиокниги — ее огромная и прекрасная составляющая! Так же, как умение озвучивать их для публики, держать внимание слушателя, вести его за собой, рисовать в его воображении целый мир и виртуозно владеть голосом — все это составляющие профессионализма актера.

Снимаясь в кино, играя спектакли и давая поэтические концерты, на которых читаю собственные стихи, я всегда, практически ежедневно, нахожу время на создание аудиокниг, потому что невероятно люблю эту часть своей профессии. Кстати, из секретов успеха речевого мастерства и личных наработок я создала и уже шесть лет веду свой авторский тренинг «Алхимия голоса», в котором рассказываю и об озвучивании аудиокниг.

— Как вы стали чтецом?

— Аудиокнижная глава моей актерской профессии началась в 2005 году. К этому моменту я уже пять лет звучала на «Радио России» и «Маяке» с авторскими проектами в жанре интервью, озвучивала кино, мультфильмы, аудиогиды. Кастинг-директор Петербургского аудиоиздательства «Амфора-медиа» пригласил на прослушивание, я пришла, и меня выбрали из множества женских голосов. Сейчас я понимаю, что в этом не было ничего удивительного: актерско-режиссерский факультет Петербургской театральной академии, журфак СПбГУ, работа в театре и на радио стали моим конкурентным преимуществом. Ведь в этом деле, как и в любом другом, залог успеха — образование, профессионализм и талант!

— Какую первую книгу вы озвучили? Помните ваши впечатления от записи книги?

— Это была трилогия Джин Сэссон «Мемуары принцессы». Три огромные, многочасовые, стилистически сложные книги мы записали — взахлеб — за несколько дней. Я работала у микрофона по 6–8 часов, и мне это невероятно нравилось! Когда создаешь «кино в звуке» или «театр у микрофона», возникает магия, в которой хочется жить. Для меня всегда важно, чтобы результатом остались довольны авторы, издатели и публика. А я, вложив в работу все свое умение, отпускаю аудиокнигу в мир и никогда не слушаю. Предпочитаю слушать аудиокниги, озвученные коллегами.

Слушать отрывок
«Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощ...»
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения

Для меня всегда важно, чтобы результатом остались довольны авторы, издатели и публика. А я, вложив в работу все свое умение, отпускаю аудиокнигу в мир и никогда не слушаю.

— Есть ли у вас любимая книга, которую вы озвучили?

— Во все книги, которые озвучиваю, я вкладываю часть своей души, по-актерски проживаю жизни и истории всех персонажей. В свою очередь, они становятся частью моей творческой истории. Конечно, я дорожу ими всеми. Но есть книги особенные, созвучные мне самой. В них сюжет, герои, язык и стиль повествования доставляют мне не только радость творчества, но и читательское удовольствие. Люблю романы Мишеля Бюсси и счастлива, что озвучила «Я слишком долго мечтала». Влюбилась в роман Джоджо Мойес «Девушка, которую ты покинул», хотя озвучила все культовые романы этого автора. В восторге от романа Мэри Энн Шаффер и Энни Бэрроуз «Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков». Кстати, помимо того, что мы озвучивали ее в компании замечательных актеров — Ефима Шифрина, Анны Каменковой, Алексея Багдасарова, мне еще посчастливилось дублировать главную героиню Джулиет в одноименном фильме. И, конечно, с особым трепетом я создавала альбом «Чувство снега», состоящий из моих стихов.

— Расскажите о самой трудной книге, которую вы озвучили. В чем были сложности?

— Самая сложная, но и дорогая моему сердцу аудиокнига, с которой я, кстати, стала лауреатом первой премии LiveLib «Rock & Book» в номинации «Лучшая женская озвучка», — «Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения» Фредрика Бакмана. Глубокая и пронзительная, созданная нами с аудиоиздательством «Вимбо» скрупулезно, кропотливо, ювелирно. Перед нами стояла интереснейшая задача: чтобы главные персонажи — девочка и ее бабушка — звучали правдоподобно, органично, а главное, чтобы слушатели прониклись, влюбились в этих персонажей и стали им сопереживать! Книга у нас получилась! В ней каждое предложение выверено с точки зрения интонации, психологизма, атмосферы, даже дыхания. Для меня эта работа — пример аудиокнижного «золотого сечения». Впрочем, у нас с «Вимбо» — исключительными, высочайшего уровня профессионалами в деле создания аудиокниг и аудиоспектаклей — все работы прекрасны! Наш творческий тандем начался в 2010 году, и за это время моим голосом зазвучало более двух сотен аудиокниг.

— Назовите самое трудное слово, которое вам встречалось при записи книги.

— К счастью, за свой многолетний опыт озвучивания ничего такого я не припомню. Открою маленький секрет: если актер всегда в тонусе, занимается и владеет речью и голосом как основным инструментом своей профессии, он застрахован от подобных трудностей.

— Случались ли с вами какие-то смешные истории, связанные с записью книг?

— Однажды я приехала на запись книги прямо со съемок. У меня был жуткий недосып — трое суток без сна. Я редко ошибаюсь или перезаписываю дубли, читая с листа. Но в тот день было очень трудно звучать, даже артикуляция плохо работала. И вместо фразы «девушка обомлела» я прочла «девушка обмелела». До сих пор на студии ходит байка про «обмелевшую девушку»!

— Какие книги вы хотели бы записать в будущем?

— О, у меня есть три желания, обращенных к аудиокнижной индустрии и моим друзьям-издателям. Как голос Белоснежки, котенка Шемы, проектора «Светлячок» и огромного количества детского контента, я грежу об «Алисе в стране чудес». Несмотря на то что она многократно озвучена до меня, я точно прочту ее иначе, по-своему! Тем более я обожаю звучать для детей. Второе желание — культовая и любимая книга моей юности «Ребекка» Дафны Дюморье. Ну а третье — классика, которой пока что я немного обделена. Это «Театр» Сомерсета Моэма, «Завтрак у Тиффани» Трумена Капоте и романы Кундеры, Фицджеральда, Сэлинджера. А еще Анна Каренина — роль, о которой я мечтаю!

Алексей Багдасаров: «Нельзя, не полюбив книгу, приступать к ее записи»

— Чтец — ваша основная профессия или вы занимаетесь чем-то помимо озвучивания книг?

— Моя основная профессия — актер драматического театра и кино. Я служу в московском театре «Модерн», снимаюсь в кино и дублирую иностранные фильмы.

— Как вы стали чтецом?

— Актером-чтецом я стал не случайно. Поскольку в школе-студии МХАТ, которую я закончил, готовили не только к работе в театре и кино, но и к чтению прозы и стихов. Тем более что я с детства это любил и к этому стремился. А познакомившись с продюсерским центром «Вимбо», получил возможность осуществлять любимое занятие.

— Какую первую книгу вы озвучили? Помните ваши впечатления от записи книги?

— Первой моей книгой в «Вимбо» стала великая поэма Николая Гоголя «Мертвые души». Это впечатление незабываемо. Благодаря сотрудникам «Вимбо», книга удалась. Я работал с выдающимся композитором Владимиром Бруссом, и в дальнейшем мы вместе записали целый ряд аудиокниг.

— Расскажите о любимой книге, которую вы озвучили.

— На этот вопрос ответить крайне сложно. Нельзя, не полюбив книгу, приступать к ее записи. Это тоже элемент нашей профессии. То есть в привязанности к книге заключается часть подготовки к работе. Отсюда и самая сложная задача, с которой можно столкнуться, — это влюбить себя в книгу, которая по первому прочтению тебе не понравилась.

Слушать отрывок
«Мертвые души»
Мертвые души
Мертвые души

Нельзя, не полюбив книгу, приступать к ее записи. Это тоже элемент нашей профессии. То есть в привязанности к книге заключается часть подготовки к работе.

— Назовите самое трудное слово, которое вам встречалось при записи книги.

— Трудные слова попадаются периодически. И главным образом это связано с увлечением наших словаристов «через день на третий» менять правила языка (ударения, в частности). Но мы с нашими прекрасными вимбовскими редакторами достойно справляемся с этими трудностями.

— Случались ли с вами какие-то смешные, забавные истории, связанные с записью книг?

— Случаются, конечно, забавные моменты. Но сейчас, право же, не могу ни одного припомнить.

— Какие книги вы хотели бы записать в будущем?

— Я хотел бы записывать исключительно хорошую литературу. Те книги, которые не требуют дополнительных усилий для влюбления в них.

Юлия Яблонская: «Я помню восторг, который испытала при записи первой книги!»

— Чтец — ваша основная профессия или вы занимаетесь чем-то помимо озвучивания книг?

— Моя основная профессия — актриса. Я работала много лет в театре, снимаюсь в кино, занимаюсь озвучиванием. Я считаю, что чтение книг — это тоже часть профессии актера. Не зря же в театральных институтах 4 года занимаются сценической речью и художественным словом!

— Как вы стали чтецом?

— Читать вслух я начала давно, когда мы с мужем стали много путешествовать на машине. А что может лучше скрасить дальнюю дорогу, как не хорошая книга? Тогда же научилась понимать нюансы восприятия книг на слух, старалась делать повествование не скучным, научилась играть с темпоритмом. Главное, чтобы водитель за рулем не заснул! В общем, пришлось вспомнить все, чему учили в институте! Так до сих пор и читаю в машине вслух.

— Какую первую книгу вы озвучили? Помните ваши впечатления от записи книги?

— Первая книга — «Ледяной дом» И. И. Лажечникова. Конечно, сейчас я понимаю, что недочетов полно, но я помню восторг, который я испытала при записи этой книги! Хотя читалась она сложно, я даже не ожидала, что будет так тяжело. Оказалось, что читать вслух мужу и читать вслух в студии — абсолютно разные вещи! Во-первых, потому что у тебя нет объекта, для которого ты читаешь (звукорежиссер не в счет, у него другие функции), во-вторых, объем текста в разы увеличивается, а в-третьих, необходимо следить за технической стороной чтения (четкая дикция, разделение персонажей интонационно и так далее). Но зато, когда начинаешь чувствовать себя в этом свободно, это такая эйфория! Для меня это творчество в чистом виде!

— Расскажите о любимой книге, которую вы озвучили.

— Пожалуй, здесь могу назвать «Вонгозеро». Было немало прекрасных книг, но именно над романом Яны Вагнер работалось с особым удовольствием, хотя и невероятно непросто! У нее очень сложный язык с огромным количеством отступлений, флешбэков, которые необходимо было прочитать так, чтобы на слух это не развалилось и уложилось в цельную картинку. Поначалу бродила как в лабиринте, распутывая ниточку за ниточкой, зато, когда наконец почувствовала ее способ мысли, дело пошло!

Слушать отрывок
«Вонгозеро»
Вонгозеро
Вонгозеро

Самое забавное для меня в записи аудиокниг — это когда книга записана, ее отслушали и присылают правки. Вот тут порой бывают такие ляпы, что только руками развести!

— Назовите самое трудное слово, которое вам встречалось при записи книги.

— Трудным может совершенно неожиданно стать абсолютно любое слово. Бывает, что после многочасового сидения у микрофона не выговаривается уже почти совсем ничего, тогда надо заканчивать работу и идти отдыхать.

— Случались ли с вами какие-то смешные, забавные истории, связанные с записью книг?

— Самое забавное для меня в записи аудиокниг — это когда книга записана, ее отслушали и присылают правки. Вот тут порой бывают такие ляпы, что только руками развести! При этом на записи может присутствовать куча народу, но никто не услышал, как ты вместо, например, «зеленой елки» сказал «злая елка». Видимо, когда ты читаешь с абсолютной уверенностью, на слух это воспринимается как что-то совершенно правильное.

— Какие книги вы хотели бы записать в будущем?

— Я мечтаю записать «Ностальгию» Тэффи, но пока есть сложности с авторскими правами. А так я вообще открыта для хорошей литературы!

Григорий Перель: «Специально я к этой профессии не готовился, но учился в ГИТИСе и сценическую речь не прогуливал»

— Чтец — ваша основная профессия или вы занимаетесь чем-то помимо озвучивания книг?

— В дипломе у меня написано: «артист театра и кино». На сегодняшний день я занят в трех спектаклях, иногда снимаюсь в кино и сериалах, эпизодически работаю на дубляже. Но это все — иногда. Так что, думаю, да, чтец — моя основная профессия.

— Как вы стали чтецом, что вас мотивировало на это?

— Я не знаю, что меня мотивировало. Книги, наверное. Я просто всегда любил читать. И про себя, и вслух. Всегда хотел этим заниматься. А если очень хочешь, то, как правило, получаешь. И фатум в облике Ивана Литвинова привел меня в «Вимбо».

Специально я к этой профессии не готовился, но учился в ГИТИСе и сценическую речь не прогуливал. А практиковался на своих детях. И до сих пор практикуюсь.

— Какую первую книгу вы озвучили?

— Кажется, первая книга, которую я записал, называлась «Антирак». Это нон-фикшен. Опыт человека, пережившего две ремиссии и посвятившего жизнь помощи другим людям, страдающим тем же недугом. Прекрасная книга. На мой взгляд, очень полезная.

— Есть ли у вас любимая книга, которую вы озвучили?

— Любимые книги на сегодняшний день, наверное, две. Это роман «Энглби» Себастьяна Фолкса, и недавно к нему добавился роман Алексея Иванова «Тени тевтонов». Они совсем разные, конечно. Но в обоих случаях я восхищаюсь мастерством и трудом авторов. И какой-то фантастической точностью деталей. В эпоху приблизительности очень приятно встретить что-то столь безупречное.

Слушать отрывок
«Тени тевтонов, действие первое»
Тени тевтонов, действие первое
Тени тевтонов, действие первое

Любимые книги на сегодняшний день, наверное, две. Это роман «Энглби» Себастьяна Фолкса, и недавно к нему добавился роман Алексея Иванова «Тени тевтонов».

— Расскажите о самой трудной книге, которую вы озвучили.

— Самая трудная книга однозначно «Книга непокоя» Фернандо Пессоа. Огромный роман без сюжета и персонажей. Просто ежедневное нытье пожилого одинокого человека. Предположительно, на португальском языке, на котором все это написано, это красиво. Но я с трудом представляю себе читателя этой книги.

— Случались ли с вами какие-то смешные, забавные истории, связанные с записью книг?

— Самая забавная история, которую я помню, была такая: прочитал я как-то «Улицы разбитых фонарей» Андрея Кивинова, будучи свято уверен в том, что он КивИнов. А он — КИвинов. И все бы ничего, если бы он был только автором книги, но он был еще и главным героем. Так что, когда пришли правки, я целую смену записывал фразы типа: «Кивинов знал, что…», «подумал Кивинов», «он ждал Кивинова в кабинете» и тому подобное.

— Какие книги вы хотели бы записать в будущем?

— О-о-о!!! Хочу «Властелина колец»! Хочу Толстого! Много! И больше всего хочу «Трех мушкетеров»! И «20 лет спустя», и «Виконта де Бражелона», конечно! И еще много чего хочу. (Смеется.)

Алевтина Пугач: «Слушать хорошие книги в хорошем исполнении мне нравится больше, чем даже музыку»

— Чтец — это ваша основная профессия или вы занимаетесь чем-то помимо озвучивания книг?

— Чтец для меня — не профессия, а скорее способ взаимодействия с информационным пространством. Сессия звукозаписи подобна полету в космос: часами находясь в небольшом замкнутом пространстве, надев шлем наушников и уткнувшись в мембрану микрофона, ты проживаешь жизни в других мирах. Траектория такого полета всегда фиксируется в звуке, чтобы потом это путешествие мог повторить любой слушатель любое количество раз.

Если же убрать эти высокопарные образы, голос я всегда записываю не то чтобы всерьез, а как если бы дома, на кухне, решила зачитать старому приятелю интересную статейку, чтоб всласть потрепаться потом по ее поводу. В лучшем случае это происходит именно так.

Всерьез я занимаюсь только скульптурой и вот еще на океан на велике гоняю всерьез. Я всю жизнь училась ваять в разных университетах и растворяюсь в работе со стеклом, керамикой так же беспробудно, как в созерцании ветра, например, или вслушивании в дыхание, — теряюсь в этих эфирных потоках, что формируют бирюзовые волны, дырчатые скульптуры на берегу, мысли или чувства.

— Как вы стали чтецом? Учились ли вы где-то ради этой профессии?

— Регулярно получать заказы на озвучивание литературы я стала случайно, никогда не искала этого. Дело в том, что слушать хорошие книги в хорошем исполнении мне нравится больше, чем даже музыку. У меня в художественной мастерской, например, зачастую звучат тексты Стругацких, Майринка, аудиолекции по буддизму — в такой компании особенно хорошо работается. Однако многих любимых мною книг либо вообще нет в аудиоформате, либо исполнение таково, что слушать его трудно. Ну и однажды я поняла, что придется самой начитывать в микрофон необходимые мне тексты. К тому времени у меня был некоторый опыт работы со звукозаписью: в юности я работала на радио и телевидении, мой голос можно услышать, например, в аэропортах, аэроэкспрессах, метро. Поэтому читать книги под запись для меня было просто. Тем, что у меня получалось в итоге, друзья просили делиться с ними. Некоторые из моих аудиокниг попали в сеть. После чего ко мне стали стучаться издательства с просьбой сделать для них так же, как до этого я делала для себя.

Слушать отрывок
«Иисус. Историческое расследование»
Иисус. Историческое расследование
Иисус. Историческое расследование

Регулярно получать заказы на озвучивание литературы я стала случайно, никогда не искала этого. Дело в том, что слушать хорошие книги в хорошем исполнении мне нравится больше, чем даже музыку.

— Какую первую книгу вы озвучили?

— Аудиокнига, которую я озвучила в самом начале, — роман «t» Виктора Пелевина. Это была моя самая первая работа с большим произведением, и каждый день работы над ней был как праздник. В день я записывала по главе, затем скачивала то, что получилось, в плеер и смаковала результат на вечерней прогулке. Помню тот период как долгий счастливый роман с собой — море эндорфинов в крови. Так всегда бывает, когда занимаешься своим делом.

Из заказов со стороны первым для меня был договор на озвучивание «Исповеди бывшей послушницы» Марии Кикоть. Тогда эту книгу как раз запретили печатать, и ко мне обратились за звуком. С автором книги мы подружились в процессе записи и поддерживаем отношения до сих пор. Тем более что Маша, как и я, счастливый узник своей мастерской: она делает потрясающие мозаичные полотна, и я знаю, какой крепкий это наркотик! Помимо прочего, мы одногодки и у обеих вечно рот до ушей — в общем, много общего.

— Есть ли у вас любимая книга, которую вы озвучили?

— «Йога-Васиштха» Вальмики — один из тех текстов, которые я озвучила с особым трепетом. Это памятник древней человеческой мудрости, и форма, в которой он сложен, похожа на прекрасный небесный орнамент. Я явно осязаю вечную архитектуру этого текста, когда слушаю его! Мало того, над созданием аудиоверсии книги я работала совместно с классными музыкантами из разных стран — Miriam Dichter, Aleksey Trubadur, New Sense, Subhabhata Sen.

Незабываемо. Уверена, именно так должны создаваться хорошие аудиокниги.

— Расскажите о самой трудной книге, которую вы озвучили.

— Книги Юлии Латыниной мне даются труднее прочих, потому что ее тексты изобилуют цитатами на множестве иностранных языков, достаточно хорошо из которых я знаю только два. В этих книгах много ссылок, специфичных научных оборотов, и не всегда удается с первого раза взять смысл пассажа. А без осознания написанного я никогда не выдаю его в звук. Все тексты я проживаю вместе с автором — читать на автомате все ж нечестно. Но, несмотря на нелегкую структуру изложения, мне интересно, Юлия говорит о важных для меня вещах — особенно это касается свода гностических цитат и источников, где наиболее часто встречаются острые, переворачивающие восприятие мира мысли древних.

Самые трудные слова в русском языке — это слова с сомнительными ударениями. Ни несколько высших образований, ни интуиция к языку не спасают меня от обильного количества правок по ударениям со стороны корректоров.

— Назовите самое трудное слово, которое вам встречалось при записи книги.

— Самые трудные слова в русском языке — это слова с сомнительными ударениями. Ни несколько высших образований, ни интуиция к языку не спасают меня от обильного количества правок по ударениям со стороны корректоров. Я очень люблю русский язык, всю его силу и возможности я оценила только на фоне изучения иностранных, но список слов, ударения в которых никак не укладываются у меня в голове, растет с каждой озвученной книгой. Сейчас их уже порядка двухсот. Все эти «привЁдшими», «толИка», «исчЕрпал» и проч. Кто все эти люди, что придумали такое? Непостижимо.

— Случались ли с вами какие-то смешные, забавные истории, связанные с записью книг?

— Самая смешная история в этой профессии заключается в том, что дождаться заказа на действительно хорошую книгу равно чуду. С большим трудом, а иногда и вовсе не удается добиться от правообладателей разрешения на озвучивание интересующей меня как чтеца книги — даже когда я готова сделать это бесплатно! Но нет, озвучки классных книг часто из рук вон плохие, или их нет совсем, а я просто не имею права сделать свой радостный и качественный труд. В моем случае быть чтецом — то же самое, что оппозиционером в опале: большинство из того, что я озвучила не по заказу, а по зову сердца, приходится складывать в стол, чтоб не пришли судебные исполнители. Это и смешно, и грустно очень. Такова специфика жанра.

— Какие книги вы хотели бы записать в будущем?

— Да, есть книги, которые живут со мной, явно требуя быть воплощенными в звуке. Прежде всего это сочинения Сигизмунда Кржижановского, Виктора Пелевина, Даниила Хармса, Михаила Булгакова, Хосе Луиса Борхеса, Махаси-саядо.

Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных