Блог
Storytel

«Книжная индустрия сегодня выглядит как ископаемое чудовище»: интервью с Марией Голованивской

Поговорили с Марией Голованивской – писателем, публицистом и основателем школы литературного мастерства «Хороший текст» – о состоянии книжной индустрии, роли автора в современном мире и значении социальных сетей.

Как стать писателем

«Книжная индустрия сегодня выглядит как ископаемое чудовище»: интервью с Марией Голованивской

— За последние пять лет окончательно укрепился тренд на появление курсов и школ, связанных с навыками художественного письма — то есть людей учат быть писателями. Почему именно в середине десятых годов в нашей стране оформилась эта тенденция, а не раньше/позже?

— Потому что стало окончательно понятно, что умение писать дает как минимум популярность и власть над умами. Посмотрите, какое количество властителей дум породили соцсети. Я говорю не о популярных блогерах, постящих кошечек и плюшечки, а именно о властителях дум. Владение письмом сродни магическим навыкам, можно околдовать и повести за собой в любую сторону. Умение писать — судьбоносный навык. Раньше не было повального письма в соцсетях — а их многомиллионных сейчас как минимум четыре. Сегодня есть весь набор инструментов, чтобы быть услышанным. Если есть что сказать и умеешь хорошо писать.

— Вместе с тем нетрудно заметить и то, что тиражи бумажных книг падают, книжный мир вообще как будто сужается — не сказать, что индустрия на подъеме. То есть создается впечатление, будто читают меньше. А писать хотят больше. Нет ли в этом противоречия или вообще все не так, как я обрисовал?

— Книжная индустрия сегодня выглядит как ископаемое чудовище. Мастодонзавр. Впечатляет, но не шевелится. Бумажная книга все больше артефакт, сувенир. Для того чтобы найти своего читателя, совсем не нужна бумажная книга. Аудио — прекрасный формат: руки и глаза свободны, кто-то умело рассказывает тебе истории или учит уму-разуму, а ты тем временем рулишь или трешь морковь. И главное — глаза целы! Если уж так хочется пользоваться глазами, есть электронные книги — места не занимают, яркость экрана и фон можно отрегулировать как тебе удобно, как и размер шрифта. И цитаты из них выписывать — сплошное удовольствие. Из бумажной-то замучаешься.

Издательства сами виноваты, что теряют рынок. Поувольняли редакторов, посадили на голову авторам маркетинг. Неверно, на мой взгляд. Их рынок — это качество. Книга, вышедшая в издательстве, должна отличаться от книги, изданной самостоятельно в Ридеро, скажем, высочайшим качеством всего — вычитки, иллюстраций, предисловия, комментариев, если они нужны. А вот это строгание книг на коленках делает издательства совсем уже никому не нужной артелью.

Книга как таковая на бумаге выживет, если будет очевидно, чем она лучше электронной. И не надо тут говорить о какой-то тактильной радости и ностальгическом трепете перед чудесными ароматами старых корешков. Ясно должно быть, чем эта штука, портящая глаза и занимающая место в доме, лучше электронного аналога, этими недостатками не обладающего, да еще и отличающегося гигиеничностью хранения — никакой тебе пыли. И еще: важна личность издателя. Рамка, в которой осуществляется отбор и тиражирование. Миссия, если угодно. Сейчас на рынке современного худлита заметна одна только Шубина, ее вкус царит, а остальные кто? Мужики в костюмах? Почему я должна покупать у них книги, они кто вообще такие?

Слушать отрывок
«Как написать Хороший Текст. Главные лекции»
Как написать Хороший Текст. Главные лекции
Как написать Хороший Текст. Главные лекции

Издательства сами виноваты, что теряют рынок. Поувольняли редакторов, посадили на голову авторам маркетинг. Неверно, на мой взгляд. Их рынок — это качество.

— Писательские школы популярны и на Западе — можно сказать, что оттуда они к нам и пришли. Но также отмечу, что на Западе вообще литературный мир немного по-другому устроен: например, там есть литературные агенты и хорошие авторские гонорары. Может, мы и это позаимствуем у Запада или таких перспектив вы не видите?

— Агенты у нас теперь тоже появляются, но за что они сражаются, за какой авторский интерес, за какие, попросту говоря, деньги — для автора и себя? Ни за какие. Насколько я знаю, в России из денежных писателей агенты есть всего лишь у нескольких, десятки обходятся без них. Потому что нечего пока агенту делать. Вот упомянутая Шубина, она ведь и агент! Борется за премии, пихает своих авторов не покладая рук. Это хорошо, но это неинтересно. Потому что, повторюсь, Шубина одна такая, а должно быть десять, тогда интересно будет наблюдать за схваткой. А так — десяток премий, одна писательская колода и везде Шубина. Тоска!

Насчет Запада. Там писатели, как правило, преподают в университетах и с этого кормятся. Тиражи крошечные, писатели рядовые (не Джоан Роулинг, она — миллионерша), как правило, бедняки. Все эти роли кажутся мне архаикой. Система обновится, и тогда будет понятно, кто какую арию должен исполнять.

— Опять же вопрос: те, кто приходит к вам учиться, для них писательство — это занятие в свободное время. То есть неосновной вид деятельности, и это логично: писательским трудом почти невозможно зарабатывать на жизнь, как вы сами говорите. Считаете ли вы нормальным для писателя бОльшую часть времени заниматься «чем-то другим»? И вообще, как влияет на литературу, на литературный труд ситуация, когда человек пишет лишь в свободное время? Когда же рефлексировать, быть наедине с собой? К тому же сейчас от писателя для успеха требуется и изрядная социальная активность — чтобы его книга продалась.

— Писательство является основным видом деятельности в России для двух десятков авторов. Все. Пишущие люди могут заработать, если идут в кино или раскручивают свой аккаунт (телеграм, инстаграм, в последнюю очередь ФБ) и продают рекламу. Даже СМИ уже толком не кормят. Но вы же спрашиваете о писателях серьезных? Можно прекрасно жить, сочиняя книги на тему «Как удержать мужа» или «Секреты уринотерапии», оккультизм всякий отлично кормит, хотя и там своя драчка за место на лотке у метро. Мы же с вами не об этом? Книги о вечном не прокормят, надо зарабатывать другим. Нравится ли это мне? Черт знает! Не уверена, что спонсорство государства или условного Медичи мне понравилось бы больше. Люди должны кормить рассказчика историй и умника, прозревшего истины. А для этого он должен найти к ним путь. И он лежит не через издательства.

Слушать отрывок
«ЗНОЙ. Стихи»
ЗНОЙ. Стихи
ЗНОЙ. Стихи

— Какие перспективы у писательских школ вы видите в России? По вашим ощущениям, интерес будет сохраняться к подобным курсам или это временная вспышка?

— «Хороший текст» — это школа литературного мастерства. Литературное мастерство — полезная вещь в хозяйстве. Мы не учим становиться писателями. Мы учим хорошо писать и читать. Понимать прочитанное. Владеть письмом и чтением. Это — особая оптика. Уметь писать и читать по-настоящему даже приятнее и полезнее, чем хорошо, например, кататься на коньках. Зачем — я уже ответила в самом начале. Мы не учим людей, мы их меняем.

«Хороший текст» — это школа литературного мастерства. Литературное мастерство — полезная вещь в хозяйстве. Мы не учим становиться писателями. Мы учим хорошо писать и читать.

— И все же — важно ли для писателя быть изданным в издательстве? Пусть небольшом, но с именем. Спрашиваю к тому, что существует много порталов, где автор может зарабатывать деньги своими текстами, минуя издательство. Как вы к этому относитесь? И, повторюсь, нужны ли вообще печатные книги?

– Пока что все хотят издаться в издательствах, но уверена, это скоро пройдет. Роль клейма, знака качества — очень востребована, пишут сейчас невероятно много — загляните на прозу.ру и стихи.ру. Но и писателю, и читателю нужна экспертиза. На нашем портале «Хороший текст» такая экспертиза есть: авторы получают рецензии критиков. И если к нам приходит читатель познакомиться с современной литературой, у него есть способ почитать лучшее (качественная оценка), а не отлайканное читателями (количественная оценка). Печатные книги нужны, потому что все действительное разумно, а все разумное действительно. Вопрос только в том, останутся ли они в поле действительного — то есть продолжат ли существовать. Я за то, чтобы бумажные книги нашли свое место, а не цеплялись за край сувенирной лавки.

— Если подводить итог, то в чем вообще сегодня функция писателя в обществе? Чем он занимается, какую «пользу», если так можно выразиться, он приносит? Или он просто «вишенка на торте» социума? Сегодня, когда в фейсбуке каждый сам себе писатель.

— Неважно, где писать — в ФБ или на заборе. Канал не важен, важна суть. Настоящая литература отвечает на главный вопрос человеческого существования: «Что это все означает — наша жизнь»? А вот каким овощем, деревом или фруктом быть в литературе — это каждый решает сам: кто-то перчик, кто-то вишенка, кто-то дуб, кто-то береза.

Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего блога

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных