Жизнь
в историях

«Он сделан из розового марципана»: как Кристиан Диор выпустил первую коллекцию и стал мировой звездой

4 февраля

Исследователь моды Тим Ильясов рассказал о том, как Кристиан Диор начал новую эпоху в моде и что значил его New Look для послевоенного мира.

«Он сделан из розового марципана»: как Кристиан Диор выпустил первую коллекцию и стал мировой звездой

«Он сделан из розового марципана»: как Кристиан Диор выпустил первую коллекцию и стал мировой звездой

1946 год. Европа с трудом переживает последствия войны, многие города в руинах, «карточки» — главное слово эпохи. Карточки на продукты и вещи первой необходимости будут реальностью европейцев еще три года, до 1949-го. В Париже, как и во многих городах, переживших войну и оккупацию, та же карточная система, дефицит всего и вся, кризис.

Отсутствие работы и необходимость выживать гонит многих девушек в тюрбанах по военной моде и туфлях на деревянных подошвах в Булонский лес продавать себя американским солдатам за банку тушенки. Моды в модной столице практически не осталось: Дома угасли, кутюрье разъехались, перестали работать поставщики тканей, вышивок, блесток, шелковых цветов, разве что шляпные магазины продержались всю войну почти без потерь. Война закончилась, но модный силуэт все еще оставался военным: узкий, сдержанный, строгий.

Как Кристиан Диор пришел в моду

И вот в этой строгой и напряженной атмосфере, в которой живет когда-то праздный Париж, Кристиан Диор мечтает о возвращении старорежимной роскоши, о нежной женственности платьев и силуэтов начала ХХ века, ностальгической эпохи его детства. Диору сорок один год, он еще не знаменитость, его имя пока не олицетворяет роскошь, стиль и элегантность. Более того, если бы кто-то в 1946 году рассказал Диору, что всего через пару лет он станет главным кутюрье мира и достоянием французской моды, тот не поверил бы, а то и вовсе расплакался.

Этого сорокалетнего, розовощекого, пухлого, лысеющего, застенчивого мужчину с нежными манерами, мягкими руками и большой любовью к прекрасному трудно назвать успешным или хотя бы удачливым. Легендарный фотограф Сесил Битон писал, что Диор был сделан из розового марципана. Таким вот нежным пряничком был наш герой за год до своей славы.

Диор родился в Нормандии, в Гранвиле, в 1905 году. Его семья была буржуазна и богата, отец — успешный промышленник, занимался калийными удобрениями, мать — элегантная красавица, одевалась по последней моде у лучших кутюрье. S-образный силуэт начала века, объемные шляпы, декор, подъюбники, органза, газ и сетка — наряды матери восхищали маленького Кристиана. Много после он воспоет ее образ в своей новой моде. Его детство было совершенно безоблачным и безбедным, мальчик изучал прекрасное в изысканном доме среди роскошного сада.

В 1919 году на ярмарке он встретил гадалку. С юности и всю жизнь Диор верил в гадания и предсказания, хотя то первое предсказание, полученное им в четырнадцать лет, казалось странным и глупым: «У вас не будет денег, и помогут вам женщины, с их помощью к вам придет успех. Благодаря женщинам вы разбогатеете и будете много путешествовать».

Фрагмент
Модные дома первой половины XX в. Цикл "История моды и стиля"
Модные дома первой половины XX в. Цикл "История моды и стиля"
Слушать в Storytel

Легендарный фотограф Сесил Битон писал, что Диор был сделан из розового марципана. Таким вот нежным пряничком был наш герой за год до своей славы.

В этом предсказании, казалось, все не сходится с реальностью. Семейство Диора богато и крепко стоит на ногах. Почему женщины? Вряд ли наследник фамилии Диор будет жиголо. И, наконец, путешествия. Кристиан лишний раз не выходит из дома, не то чтобы совершать путешествия. Он скорее замкнутый домосед, чем путешествующий дамский угодник. Тем не менее пророчество сбудется в точности.

Начало карьеры

В конце двадцатых Диор открыл свою художественную галерею и продавал искусство, был окружен богемой — и все было неплохо до катастрофы 1930-го года, когда все рухнуло. У брата Кристиана открылась неизлечимая психическая болезнь, его любимая матушка умерла, не вынеся переживаний, а в 1931 году полностью разорился его отец. Начало тридцатых для Диора — время мытарств, когда он не мог найти хоть какую-то работу и в конце концов начал рисовать иллюстрации моды и модели одежды.

К концу тридцатых Кристиан наконец встал на ноги и начал работать художником-модельером в Доме моды Пиге. Увы, карьеру прервала война. Пожив жизнью фермера в провинции (после краткосрочной службы в армии), в начале войны Кристиан вернулся в Париж к моде и в конце концов оказался в Доме Люсьена Лелонга, где в 1946 году его и застало неожиданное предложение открыть собственный Дом. Точнее, вначале предложение было несколько иным.

Друг детства Кристиана после войны возглавил умирающий Дом «Гастон», которому был жизненно необходим модельер. Нечаянно встретившись на улице, приятель спросил у Диора, не знает ли он кого-то, кто сможет возглавить Дом? Диор покачал головой, он тогда и подумать не мог, что сам может стать художественным директором целого Дома. Однако судьба распорядилась иначе, и владелец «Гастона», легендарный Буссак, предложил Диору стать художественным директором Дома.

Марсель Буссак — знаменитость делового мира, акула, магнат, умудрившийся разбогатеть на двух мировых войнах, владелец текстильных предприятий, фабрик, модных домов. Диору было не по себе, он поздно пришел в профессию и опирался «не столько на опыт и знания, сколько на чутье», так он сам описывает свое состояние. Кроме того, Диор был привязан к своему устоявшемуся маленькому мирку у Лелонга и совсем не хотел ничего менять. Он шел на встречу к Буссаку с твердым намерением сказать «НЕТ», но…

Фрагмент
Одежда и нагота
Одежда и нагота
Слушать в Storytel

«Кто не знает о внезапной красноречивости застенчивых людей», — написал про себя Диор. Он неожиданно заявил, что воскрешать «Гастона» не хочет, зато жаждет открыть собственный Дом, в котором все будет по-новому. Диор вознамерился вернуть во Францию роскошь, и Марселю Буссаку план понравился. Так, в одночасье, из одного лишь творческого порыва родился дом Диор. Далее все начало складываться удачно. Нашлось идеальное помещение, ровно такое, как хотел Кристиан, и ровно в том самом районе, о котором он мечтал. Дом обрел адрес: авеню Монтень, 30. Потом нашлись и помощники: мадам Реймонда, второе «я» Диора, элегантная мадам Брикар и мадам Маргерит с золотыми руками. В конце 1946 года Дом начал жить, а первую коллекцию запланировали на весну 1947-го.

Далее все начало складываться удачно. Нашлось идеальное помещение, ровно такое, как хотел Кристиан, и ровно в том самом районе, о котором он мечтал. Дом обрел адрес: авеню Монтень, 30.

Мода 1946 года все еще тяготела к суровому силуэту военного времени: прямые линии, узкие юбки, широкие плечи, брутальный, жесткий стиль. Однако женщины после войны жаждали вернуться к образам легкомысленным, наивным, романтичным и элегантным. Им хотелось скорее забыть ужасы и тяготы военного времени с их модой лишений. А еще американки вновь заполнили Париж и требовали роскоши.

После войны в Штатах появилось множество новых богатых людей, впрочем, и «старые» богатые, которые во время великой депрессии подрастеряли свое состояние, вновь вернулись в строй. Американки жаждали легендарного французского шика, но, увы, не получали того, что просила душа. Их мечты о платьях для принцесс претворил в жизнь Диор в 1947-м своей первой коллекцией, которая получила неформальное название New Look — новый образ. Это имя целой эпохе дала Кармель Сноу, главный редактор Harper’s Bazaar, когда во время показа на Монтень, 30 буквально вопила от восторга о рождении New Look — нового образа.

Первая коллекция

Подготовка первой коллекции была непростой: не было нужных тканей, а те, что были, не соответствовали стандартам качества высокой моды. К тому же материала для воспроизведения идей кутюрье необходимо было очень много. Диор задумал по-настоящему торжественную моду, реализовать которую в условиях послевоенного дефицита и карточек было нелегкой задачей, но в итоге усилиями команды, работавшей практически без сна, коллекция состоялась.

Несмотря на восторг Кармель Сноу и успех у американской публики, французская пресса о коллекции отозвалась холодно, а в обществе «новый образ» Диора и вовсе вызвал негодование. Как можно шить наряды из такого количества ткани? Сколько платьиц для девочек можно было бы сделать из одной такой вещицы? Да и мода на потребу богатым американкам парижанам была не слишком приятна. Тем не менее послевоенная жажда красоты победила предубеждения, женщинам надоело быть солдатами в юбках и стиль New Look молниеносно стал главным направлением мировой моды.

Покупатели потоком хлынули в Диор, успех первых сезонов был головокружительным. Клиентки записывались в очередь на наряды. Вокруг Дома даже возникла сеть промышленных шпионов. Вся индустрия мечтала выведать секреты Диора и подглядеть идеи моделей. Пришлось даже запрещать делать фотографии и зарисовки на показах.

Фрагмент
Модные дома XXI в. Цикл "История моды и стиля"
Модные дома XXI в. Цикл "История моды и стиля"
Слушать в Storytel

Несмотря на восторг Кармель Сноу и успех у американской публики, французская пресса о коллекции отозвалась холодно, а в обществе «новый образ» Диора и вовсе вызвал негодование.

Диор хотел создать что-то новое. После войны новой оказалась идея мира, идея легкой жизни, которую транслировали его платья. Один из главных, культовых образов New Look называется «Бар». Это узкий жакет и расклешенная юбка из 12 метров шерстяного сукна и еще трех метров тафты и перкали.

Этот образ своим названием говорит о предназначении. Девушка в шляпке, перчатках, изысканном приталенном жакете гуляет по модным кафе, где весело общается с подругами за коктейлем. Она очаровательна, быть может, чуть легкомысленна, но, главное, она олицетворяет образ мирной жизни, где насущные проблемы — это не вой сирен и бомбежки, а поиск нужного оттенка шляпки и рецепта идеального коктейля.

Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных