Жизнь
в историях

Что бы мне поделать, только бы не почитать: интервью с Женей Калинкиным и Дарьей Касьян

25 февраля

Чуть меньше года назад появился YouTube-канал «Что бы мне поделать, только бы не почитать». Его создатели Женя Калинкин и Дарья Касьян так заразительно обсуждают литературу, что каждый выпуск собирает сотни тысяч просмотров, а это для книжных шоу в общем-то редкость. Интересно и то, что авторы — не филологи, не критики и вообще смотрят на литературный процесс как бы со стороны. Пожалуй, это и помогает им делать разговор даже о классических текстах свежим и живым, понятным самой разной аудитории.

Что бы мне поделать, только бы не почитать: интервью с Женей Калинкиным и Дарьей Касьян — блог Storytel

Что бы мне поделать, только бы не почитать: интервью с Женей Калинкиным и Дарьей Касьян

Шеф-редактор блога Storytel Сергей Вересков встретился с Женей Калинкиным и Дарьей Касьян, чтобы узнать, зачем популярному блогеру и стилисту шоу «Модный приговор» проводить бесконечные часы за беседами о Пушкине, Шекспире, Лермонтове, Булгакове и многих, многих других авторах.

Пушкин: за (м)ученный / Что бы мне поделать, только бы не почитать

Итак, первый вопрос глупый: расскажите, чем вы занимались до запуска своего канала?

Женя Калинкин: Давайте я попробую начать, потому что я уже был связан с ютубом и втянул Дашу в эту заварушку. Я был в команде юмористического проекта «Парни пробуют» на «Smetana TV». Это довольно успешный проект, собравший около полутора миллионов подписчиков, — мы снимали развлекательный контент. А потом в какой-то момент я понял, что мне хочется чего-то нового. Попробовать поработать на стыке жанров и попробовать создать проект, который будет не только развлекать.

Дарья Касьян: А мне-то откуда начинать рассказывать о себе?

Е. К.: С того, как ты родилась в Твери. (Смеется.)

Д. К.: Ладно, итак. Я закончила журфак СПбГУ. Наверное, я тогда немного запуталась: хотела поступать на филфак, но послушала людей вокруг, которые постоянно твердили: тебе нужна профессия, профессия… И поступила на журфак. Хотя я ненавижу писать тексты, как я поняла через пять лет учебы. После этого я занималась совершенно разными вещами — например, работала главой проектного отдела в ландшафтной компании. И ничего вообще в этом не понимала. (Смеется.) Потом было много всего, и как-то однажды мы с Женей решили пойти в «Модный приговор» на «Первый канал».

— То есть вы давно дружите, правильно?

Д. К.: Лет восемь, наверное.

Ж. К.: Около того. Да, наш приход в «Модный приговор» был неким постироничным явлением. Это было очень смешно.

Д. К.: Но, так или иначе, мне в итоге предложили там работу. То есть последние два года я была связана со стилистикой. Я была ассистентом стилиста, еще работала у Светланы Лободы на шоу с балетом. Потом я поняла, что ужасно устала. Короче, как меня случайно занесло в эту область, так оттуда и вынесло. И в этот момент Женя пришел ко мне с предложением: «Эй, подруга, не хочешь вместе заняться делом?»

Ж. К.: Да, я как раз думал, что было бы круто сделать проект именно с Дашкой — мы с ней близки и отлично ладим.

Д. К.: И это логично, потому что с Женей больше никто не ладит.

Слушать отрывок
«Маленькие трагедии»
Маленькие трагедии
Маленькие трагедии

Литература, по сути, это единственное, что мне нравится в жизни. Я не специалист, я не лингвист, я не филолог, я не переводчик. В общем, я никто.

Дарья Касьян

— Но почему вы решили новый проект посвятить литературе? Ведь можно было, например, что-то рассказывать о той же моде, стиле, еще о чем-то близком.

Д. К.: Дело в том, что Женя отталкивался от моих увлечений. А я никогда не горела модой. Я даже не слежу за модными новостями.

Ж. К.: Да, это такой прикладной навык, которым ты пользуешься в своей повседневности, и все. Есть люди, которые этим горят, но тут страсть была в другом.

Д. К.: Литература, по сути, это единственное, что мне нравится в жизни. Я не специалист, я не лингвист, я не филолог, я не переводчик. В общем, я никто.

Ж. К.: И мы всегда должны об этом помнить. (Смеется.)

Д. К.: И если ко мне появляются какие-то претензии после наших выпусков, я отвечаю, что ни на что и не претендую — я ведь не профессионал. Еще, кстати, я никогда особо не изучаю исследования каких-нибудь специалистов перед записью, потому что боюсь потерять тот воздух, ту свободу интерпретации, которая мне так важна. В наших выпусках мы хотим подтолкнуть людей к размышлению о литературе, вот и все — мы ничего не утверждаем, ни на что не претендуем. Мы хотим, чтобы человек сам подумал о прочитанном и сделал свой вывод.

Ж. К.: Хочется дать людям больше свободы и сбросить напряжение, связанное с чтением. А оно есть. Я, например, не раз сталкивался с тем, как неловко бывает сказать, что ты чего-то не читал. «Боже, ты не читал „Войну и мир“?!» И в этот момент ты думаешь: о господи, зачем я это сказал, надо было соврать.

— При этом, кстати, немногие действительно читали «Войну и мир».

Ж. К.: Да-да, именно. Хочется, чтобы люди как-то расслабились по этому поводу. И мы с самого начала поэтому разделили наши с Дашей роли. Даша — человек, увлеченный чтением, а я — не увлеченный, но меня можно увлечь. Наши зрители тоже могут занять любую из этих позиций. Кто-то, например, начинает спорить с Дашей в комментариях, а кто-то пишет, что узнал много нового.

Д. К.: Или кто-то ничего нового не узнал, но ему было забавно на нас посмотреть.

Ж. К.: Да, а кому-то может просто нравиться картинка — визуальная составляющая для нас очень важна. Мы поэтому и завели канал, а не подкаст.

Тургенев: без права голоса / Что бы мне поделать, только бы не почитать

— Сложно было собрать команду на этот проект? Оператор, визажист, продюсер…

Ж. К.: Вообще нет. Большая часть команды — наши друзья.

Д. К.: Например, наш художник-постановщик — это моя близкая подруга, мы с ней вместе живем.

Ж. К.: А технический директор — это Дашин парень.

Д. К.: Да, и он тоже живет вместе с нами. (Смеется.) Вообще, удобно, когда вся команда живет вместе, упрощается коммуникация.

Ж. К.: На самом деле нам повезло. Мы могли бы просидеть с этой идеей еще несколько лет в раздумьях, когда же и как ее реализовать. Но как-то мы приехали к нашей подруге, продюсеру, с рассказом о канале, и она сразу спросила: снимаемся в четверг или в воскресенье?

Слушать отрывок
«Муму»
Муму
Муму

Хочется дать людям больше свободы и сбросить напряжение, связанное с чтением. А оно есть. Я, например, не раз сталкивался с тем, как неловко бывает сказать, что ты чего-то не читал.

Женя Калинкин

Д. К.: Мы с Женей стали говорить, что это слишком быстро, что нам надо еще подумать, но она ответила, что думать будем потом, иначе ничего не снимем: Москва закрывалась на карантин, и если уж запускать канал, то именно тогда.

Ж. К.: Мы влетели в последний вагон перед самоизоляцией.

Д. К.: Да, и среди наших друзей мы нашли практически всех специалистов, которые нам были нужны. Они все классные — в том смысле, что у нас общие взгляды, и поэтому им просто делегировать какие-то вещи. С людьми, которых ты нанимаешь, делать это гораздо сложнее.

Ж. К.: При этом я достаточно требовательный и придирчивый…

Д. К.: Дотошный, да.

Ж. К.: …И я внимательно наблюдаю за всем, что происходит: за каждой чашечкой в кадре, за каждой стрелочкой в районе Дашиных глаз. (Смеется.) Но на наших съемках я крайне редко до чего-то докапываюсь. Потому что все члены команды делают свое дело хорошо. Не потому, что им платят за это, а потому, что хотят. Это сильно сказывается на результате и атмосфере в целом.

— Как отреагировали на запуск канала ваши друзья? Я имею в виду тех, кто не задействован в съемках.

Д. К.: Нас все поддержали, но мы при этом никого не заставляем нас смотреть. Вот эти невротичные вопросы — «А ты уже посмотрел наш последний выпуск, посмотрел?» — мы их никогда не задаем. Мы никого не заставляли рекламировать наш канал, никому за это не платили.

Ж. К.: Да, хотя многие мои приятели, например, сами решили нас поддержать и рассказывали о новом канале своей аудитории. А одна моя подруга вообще стала спонсором канала — я вот недавно только об этом узнал. При том, что даже я не спонсор своего канала. (Смеется.)

Д. К.: Конечно, потому что ты его владелец.

— Как вы отбираете героев для выпусков — литература бесконечна, а вам надо выбрать буквально нескольких ее персонажей.

Д. К.: Селекцией всегда занимаюсь я. Но потом мы обсуждаем автора, которого я выбрала, чтобы Жене было интересно о нем что-то узнать. Вообще, главное, чтобы все это было интересно в первую очередь нам. Скажем, я вот очень люблю Гоголя, это мой любимый русский классик. И когда я о нем думала, то представляла, а будет ли интересно Жене его почитать? Можно ли им заинтересовать или это какое-то извращенное чтение для узкого круга? Решив, что Гоголь все же очень разный и там каждый может найти что-то для себя, я спросила у Жени: ну что, будем записывать выпуск про Гоголя? А он сказал: да, супер, а кто это?

Гоголь: и смех, и грех, и Верка Сердючка / Что бы мне поделать, только бы не почитать

— Были случаи, когда Женя не захотел делать выпуск про предложенного автора?

Ж. К.: Нет. Как я могу отказаться узнать то, о чем не знаю? В этом же и смысл проекта! Но при этом я тоже могу предложить кого-то для обсуждения. Я, например, предложил Шекспира, с которого мы начали наш второй сезон.

— Окей, вы выбрали героя, а дальше что? Как готовитесь к записи выпуска — прописываете сценарий?

Д. К.: Нет, мы никогда не пишем сценарий. У нас живая беседа. Но, конечно, я готовлюсь к записи: пока Женя сидит дома и смотрит сериалы, я перечитываю тексты, о которых мы будем говорить.

Ж. К.: Вообще-то я выбираю локацию!

Д. К.: В общем, у меня уходит где-то три-четыре дня на подготовку. Смотрю документалки, что-то почитываю об авторе… Но особо глубоко ни в какие монографии не лезу.

Ж. К.: Чтобы не подпадать под влияние чужой точки зрения.

Д. К.: Да, потому что я просто читатель, а не ученый.

Слушать отрывок
«Вечера на хуторе близ Диканьки»
Вечера на хуторе близ Диканьки
Вечера на хуторе близ Диканьки

Скажем, я вот очень люблю Гоголя, это мой любимый русский классик. И когда я о нем думала, то представляла, а будет ли интересно Жене его почитать?

Дарья Касьян

— Поиск локаций тоже длится три-четыре дня?

Ж. К.: О, нет. Это гораздо сложнее. Самое логичное, казалось бы, это снимать в студии, но там есть свои проблемы. Не все студии предназначены для видеосъемок. Чаще всего в студиях ужасная акустика и хорошая слышимость, поэтому довольно сложно записать звук без брака. Поэтому каждый раз приходится тратить много времени, чтобы найти подходящую, но неизбитую локацию.

Д. К.: Да, локация — это самое сложное.

Ж. К.: Ну, не самое сложное. Самое сложное — это монтаж.

— Сколько длится запись одного выпуска и последующий монтаж?

Ж. К.: Часа два длится съемка. И потом монтаж еще неделю. (Смеется.)

Д. К.: Да, мы смотрим на себя до тошноты. И еще бывает невозможно себя слушать: думаешь, господи, что я вообще говорю. Поначалу я долго привыкала к своему голосу, но сейчас вроде бы уже ничего. К одиннадцатому выпуску привыкла.

Ж. К.: Еще на монтаже постоянно приходится что-то делать с Дашиным «во-первых».

Д. К.: О, да.

Ж. К.: Даша несколько раз за выпуск может сказать «во-первых», но без «во-вторых», «в-третьих». «Во-первых», «потом, во-первых», «и еще, во-первых». И никакого продолжения.

— Разговор о каком писателе дался вам сложнее всего?

Д. К.: Лесков был самым трудным. Но он и человеком был сам по себе сложным: много ругался, был гневлив.

Ж. К.: На самом деле, сложнее даются авторы, выпуски о которых мы записываем вторыми за день. То есть мы сразу пишем два выпуска и ко второму просто физически устаем говорить.

Д. К.: Вот, например, вторым мы записывали Шекспира, и это было сложненько.

— По видео так не скажешь.

Ж. К.: Помогли тридцать девять часов монтажа.

Шекспир: на весь мир! / Что бы мне поделать, только бы не почитать

— Мне кажется, ваш проект вписывается в общий тренд: долгое время культура во многом была уделом условных ботаников и старушек в библиотеке. Сегодня это как будто меняется. Как вы считаете, есть ли этот «культурный» тренд, и если да, то как он появился, когда?

Ж. К.: Могу лишь рассказать о своих наблюдениях, у меня нет никакой аналитики. Ютуб сильно изменился. Десять лет назад сложно было представить на ютубе проект вроде нашего. Тогда на ютубе можно было найти контент классических блогеров — Катя Клэп…

Д. К.: Катя Клэп — уже классика.

Ж. К.: …То есть это был в основном лайфстайл и развлечение. А сейчас, мне кажется, люди стали немного уставать от развлекательного формата в чистом виде и от одних и тех же людей, которые ходят друг к другу в гости. Сейчас на ютубе набирают популярность новые для хостинга люди: Татьяна Толстая, Екатерина Шульман и так далее. Их популярность, конечно, нельзя сравнить с популярностью Влада Бумаги, но тем не менее они уже тут и их тоже смотрят.

Король Лир
Король Лир
Читать в Storytel

Сейчас на ютубе набирают популярность новые для хостинга люди: Татьяна Толстая, Екатерина Шульман и так далее. Их популярность, конечно, нельзя сравнить с популярностью Влада Бумаги, но тем не менее они уже тут и их тоже смотрят.

Женя Калинкин

Д. К.: Мне здесь вообще трудно о чем-то судить, потому что я никогда толком и не смотрела ютуб. Но для меня было и правда удивительным, что наш канал так удачно зашел. Когда мы снимали первые два выпуска, мы совсем ни на что не рассчитывали. Женя меня брал за руку, твердил: все будет хорошо, все будет хорошо, и неважно, сколько людей нас посмотрят. Пусть нас посмотрит пара человек, это уже классно. Я это прекрасно понимала, и меня это устраивало: у нас правда не было запроса на популярность. Ну, Женя и так популярный, а мне-то зачем эта популярность нужна? (Смеется.)

Ж. К.: Да, у нас была другая мотивация. Когда я работал в «Сметане», для нас были очень важны показатели — охваты, количество подписчиков. А меня это всегда пугало. Да, мне нравится то, чем я занимаюсь, но популярность всегда являлась скорее каким-то побочным явлением, нежелательным. И сейчас мы с Дашей прекрасно понимаем, что наш канал никогда не сделает нас такими популярными, как, например, Настя Ивлеева. И нас это устраивает: нам нравится, что у нас не миллионы подписчиков, а уютный кружок единомышленников.

— Если не для славы, то для чего вы делаете это шоу?

Ж. К.: Если отвечать быстро и не задумываясь — чтобы заинтересовать людей той или иной книгой, помочь освободиться от школьных травм, связанных с чтением. А если чуть-чуть подольше подумать, то… Не знаю, хочется, конечно, как-то помочь людям услышать, увидеть друг друга. Предложить подумать о том, о чем они, возможно, не задумывались раньше. Это амбициозная цель, может быть, но я это так чувствую.

Д. К.: Я бы еще добавила, что лично мне просто хотелось сделать что-то, за что было бы не стыдно самой. И чтобы подо всем, что я сделала, я могла подписаться, не краснея. Пусть с чьих-то позиций наше шоу может казаться недостаточно умным, недостаточно смешным, но лично мне не стыдно в нем ни за что.

Ж. К.: Если говорить про личные цели, то да, я очень согласен с Дашей. Потому что для меня важно, что я могу полностью выбирать свое окружение. Я знаю людей, которые ходят на нелюбимую работу, общаются там с теми, с кем не хотелось бы, вежливо кивают боссу, которого на самом деле не уважают. Многие живут в семьях с нелюбимыми людьми и прочее, прочее… И я очень рад, что у меня есть возможность самостоятельно формировать свой круг.

Д. К.: И благодаря этому будет комфортно другим, что немаловажно.

Ж. К.: Да и вообще, заниматься тем, что тебе нравится, очень полезно для твоего психического здоровья.

Ж. К.: В общем, мы занимаемся делом, после которого не хочется скорее бежать домой, чтобы помыться. (Смеется.)

В конце — небольшой бонус: любимые книги Дарьи Касьян

  • «Палисандрия», «Школа для дураков», Саша Соколов
  • «Вечера на хуторе близ Диканьки», Николай Гоголь
  • «Благоволительницы», Джонатан Литтелл
  • «Осень патриарха», Габриэль Гарсиа Маркес
  • «Дом листьев», Марк Z. Данилевский

Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных