Жизнь
в историях

«Каким трудом дается такая легкость!» Анна Бабяшкина о работе над переводом романа Салли Руни «Разговоры с друзьями»

28 декабря

Попросили редактора и переводчицу Анну Бабяшкину рассказать о том, как она работала над переводом одного из главных романов этой зимы.

Перевод романа Салли Руни — блог Storytel

«Каким трудом дается такая легкость!» Анна Бабяшкина о работе над переводом романа Салли Руни «Разговоры с друзьями»

Героиня «Разговоров с друзьями» Фрэнсис говорит про Ника, парня, с которым она начала встречаться: «Он был первым человеком после Бобби, разговорами с которым я наслаждалась, иррационально и чувственно, как наслаждалась кофе или громкой музыкой». С романами Салли Руни происходит то же самое: если текст в тебя «попадает», ты наслаждаешься им иррационально и чувственно. Он моментально проникает под кожу, и вдруг ловишь себя на том, что, когда героиня касается века кончиком мизинца, ты делаешь то же самое.

Вот почему, приступив к редактуре перевода «Нормальных людей» (переводчик Александра Глебовская), я параллельно взялась читать на английском дебютный роман автора — «Разговоры с друзьями». И он оказался еще обаятельней и сильнее, так и просился в руки. Я тут же села и перевела первые страницы, отправила в издательство, умоляя отдать эту книгу мне на перевод. «Вообще-то у нас тут конкурс, это же культовый международный бестселлер, переводчика утверждает The Wylie Agency, а у вас даже ни одной переведенной книги за плечами, только редактура», — ответили мне. Но потом все-таки посмотрели перевод и согласились показать его агентам. Примерно через месяц пришел ответ: утвердили, можно приступать.

Мне пришлось, наверное, гораздо легче, чем Александре Глебовской, переводившей «Нормальных людей», потому что многие вопросы о том, как передать на русском стиль писательницы, уже были решены Сашей. Уже было понятно, что важно сохранить оригинальный синтаксис Руни в оформлении прямой речи — она намеренно стирает границы между диалогом, внутренним монологом и речью автора. Что важно передать ритм и лаконичность прозы, оставить повторяющиеся «сказал» и «говорит» и не заменять их другими глаголами говорения («ответил», «согласился», «подтвердил», «возразила», «прошептала» и др.). Эти повторы — часть замысла.

Слушать отрывок
«Разговоры с друзьями»
Разговоры с друзьями
Разговоры с друзьями

Было понятно, что важно сохранить оригинальный синтаксис Руни в оформлении прямой речи — она намеренно стирает границы между диалогом, внутренним монологом и речью автора.

Прежде всего я старалась держать в голове, что «Разговоры с друзьями» — это монолог живого человека, который рассказывает историю. И моя задача не только максимально точно и гибко передать беседы героев книги, гораздо важнее, чтобы состоялся главный диалог — рассказчицы с читателем. Чтобы текст звучал нормальной живой человеческой речью, с зарядом жизни и энергии, ведь героине всего 21. Не всегда это удавалось, но мне и книге невероятно повезло с редактором — Анастасия Грызунова мастерски вылавливала суконные и тяжелые формулировки и возвращала мне текст с комментариями «поестественней!», «как-то вяло, заменить!», «грмзд!» (то есть «громоздко»).

Герои «Разговоров с друзьями» много переписываются — по электронке и в мессенджерах, и у каждого своя, совершенно особая манера интернет-общения. Важно было сохранить их индивидуальность. Немного жаль, что это не вполне удалось с Мелиссой, женой Ника. В английском варианте ее письмо к Фрэнсис выглядит так:

Nick doesn’t want to leave me & I don’t want to leave him. We are going to keep living together & being married. I’m putting this in an email because I don’t trust Nick to be straight with you about it. He has a weak personality & compulsively tells people what they want to hear.

В этом отрывочке видны нарочитые & , похожие на восклицания — они щедро рассыпаны по всему письму. Но как передать их по-русски? Вначале у меня были обычные «и»:

Ник не хочет уходить от меня, и я не хочу уходить от него. Мы останемся вместе и по-прежнему будем мужем и женой. Я пишу, потому что вряд ли у Ника хватит духу тебе сказать. Он слабак и инстинктивно говорит людям то, что от него хотят услышать.

Настя Грызунова на это посмотрела и сказала: «Нет, так нельзя, куда делось позерство Мелиссы? Надо искать другой вариант».

Я попробовала оставить & , как в оригинале, но посреди русского текста они смотрелись совершенно инородно, к тому же сложно представить, как они «зазвучат» в голове читателя. А что будет с ними делать диктор Storytel? В итоге я предложила вот такой вариант, и Настя с ним согласилась.

Ник не хочет уходить от меня И я не хочу уходить от него. Мы останемся вместе И по-прежнему будем мужем и женой. Я пишу, потому что вряд ли у Ника хватит духу тебе сказать. Он слабак И инстинктивно говорит людям то, что от него хотят услышать.

Получились акценты, похожие на восклицания. К сожалению, когда я открыла бумажную книгу, то обнаружила, что все заглавные «И» исчезли — видимо, на этапе корректуры. А жаль. У этой истории интересное продолжение. Весной я работала с книгой «Письма на заметку. Любовь» Шона Ашера, которая выходит в «Лайвбуке» в переводе Дмитрия Шепелева. И наткнулась в ней на письмо Мод Гонн, адресованное Уильяму Йейтсу. Йейтс — поэт и Нобелевский лауреат, его стихи напечатаны в ирландских паспортах, гордость нации, но Руни откровенно его презирает и считает фашистом. Неслучайно самый отталкивающий персонаж «Разговоров с друзьями» — поклонник Йейтса. (Кстати, Руни пришлось объясняться в интервью с соотечественниками за это «покушение на скрепы».) Йейтс десять лет ухаживал за актрисой и активисткой Мод Гонн, пять раз делал ей предложение, но так ничего и не добился кроме писем и прогулок. Так вот, в сборнике есть письмо Мод к Йейтсу, и написано оно вот в такой манере:

We went some where in space I don’t know where — I was conscious of starlight & of hearing the sea below us. I only saw your face distinctly & as I looked into your eyes (as I did the day in Paris you asked me what I was thinking of) & your lips touched mine.

Перевод: Мы отправились куда-то в космос, я не знаю, куда — я сознавала звездный свет & слышала море под нами. Я различала отчетливо только твое лицо & когда смотрела в твои глаза (как в тот день, в Париже, когда ты спросил меня, о чем я думаю) & твои губы коснулись моих.

Слушать отрывок
«Нормальные люди»
Нормальные люди
Нормальные люди

Чем ближе к финалу, тем сложнее было переводить. «Нормальные люди» к тому моменту так прогремели в России, что я осознала: перевод будут читать «с лупой». Ответственность придавила и слегка парализовала.

«Да это же письмо Мелиссы!» — воскликнула я. Очень интересно было бы узнать: Руни намеренно «подарила» Мелиссе, героине, которую Фрэнсис считает фальшивой и неискренней, манеру письма, похожую на стиль Мод Гонн? Или эта перекличка возникла по наитию?

Английский текст читается легко и стремительно, кажется, что написан он «на лету». И только начав переводить, осознаешь, каким трудом дается такая легкость и ясность. Эта высокая степень «очистки» — результат многоступенчатой, дотошной, скрупулезной фильтрации. И за счет этого все, что автор хочет сказать — о современном мире, разобщенности, одиночестве, непонимании, о нас — проникает сразу в душу.

Руни мастерски показала, что бесконечная рефлексия и самокопание отнюдь не гарантируют понимания (и принятия) себя, что стремление к исключительности уживается с желанием быть «как все». Она наглядно продемонстрировала, что действительно означают те самые привилегии, неравенство и незащищенность в современном мире, о которых так много — и так порой бессмысленно — говорят.

Роман помогает увидеть, что человек, недооценивающий себя, ранит из-за этого других людей. Фрэнсис считает, что мало значит для друзей, и поэтому ее поступки не могут задеть их и причинить боль, слишком она ничтожна в их глазах. Постепенно героиня осознает: то, что она принимала за скромность, на самом деле самоиндульгенция. Невероятно сильна сцена в церкви, когда Фрэнсис вдруг понимает, что никто из нас не существует сам по себе, что нет даже никаких пар и треугольников — все связаны со всеми. Здесь можно говорить так много, что это, пожалуй, тянет на отдельную статью, меня же попросили рассказать о переводе, поэтому не буду углубляться.

Чем ближе к финалу, тем сложнее было переводить. «Нормальные люди» к тому моменту так прогремели в России, что я осознала: перевод будут читать «с лупой». Ответственность придавила и слегка парализовала. К тому же я переводила, держа перед глазами оригинальный текст в Kindle, а там особо популярные цитаты подсвечиваются, и когда добираешься до строк с примечанием «цитату сохранили 742 человека», ладони начинают потеть. К счастью, у меня была дополнительная «защита от факапов»: финальный перевод иностранный правообладатель отправил на экспертизу в Тринити-колледж (Дублин). Три месяца мучительного ожидания вердикта — и благая весть: утвердили! Когда я получила письмо об этом, то выдохнула и станцевала.

Было бы сумасшествием утверждать, что «Разговоры с друзьями» понравятся всем и каждому — таких книг не существует в принципе. Но и считать Руни автором только «для миллениалов», на мой взгляд, неправильно, ее аудитория гораздо шире. Ей замечательно удаются психологические портреты. Ее персонажи не идеальные люди, но они бесконечно обаятельны благодаря своей человечности, уязвимости и нежности. Они интересны и близки, даже когда ошибаются. Руни умеет придать значение обычной, повседневной жизни и показать ее драматизм.

Для меня «Разговоры с друзьями» — это книга, которую определенно стоит прочесть и позволить ей повлиять на себя.


Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных