Жизнь
в историях

8 книжных блогеров и экспертов рассказывают о любимых книгах

К счастью, о книгах пишут и говорят все больше и больше. Не в последнюю очередь благодаря известным книжным экспертам и блогерам. Мы попросили восемь из них рассказать о своих любимых книгах: одной совсем новой и одной — старой.

Книжные блогеры

8 книжных блогеров и экспертов рассказывают о любимых книгах

Полина Парс

Полина Парс, автор YouTube-канала «Читалочка»

«Ада, или Радости страсти», Владимир Набоков

Мой самый любимый роман Набокова. Именно эта книга стала квинтэссенцией всей потусторонности творчества Владимира Владимировича. Легкой рукой некоторых критиков «Аду» отправляли на полку фантастики, антиутопий, эротики… чего только не было. Но правда в том, что это масштабная семейная сага с перчинкой сентиментальности и кунштюками метафизики. Это книга, которая не обязана понравиться всем и вся. Но попробовать точно стоит, если нравы и время позволяют.

Ада, или Радости страсти
Ада, или Радости страсти
Читать в Storytel

«Земля», Михаил Елизаров

Эта книга полгода назад оглушила меня. Однозначный фаворит ключевых премий, на которого я готова поставить все свои фолианты. История главного героя Кротышева может восприниматься и вульгарной, и простецкой. Но важно, что ключевая тема — это смерть. Смерть сегодня в обществе тема, закопавшаяся в табу и тишину, про нее почему-то боятся говорить (если речь не идет о сериальных героях или громких заголовках в СМИ). А ведь интерес к смерти заложен всей русской классикой — эту традицию, по моему личному мнению, Елизаров достойно продолжил.

Фрагмент
Земля. Часть 1
Земля. Часть 1
Слушать в Storytel
Татьяна Наумова

Татьяна Наумова, учитель литературы и автор блога «Книгочервивость»

«Дерево растет в Бруклине», Бетти Смит

Американский роман взросления, который был впервые опубликован в 1943 году, а до российского читателя добрался только несколько лет назад.

Почему стоит прочесть? Во-первых, это классический неторопливый роман, рассказывающий историю потомков ирландских эмигрантов в Бруклине. Фрэнси Нолан любит читать, сидя в тени гигантского дерева. Как и это дерево, оказавшееся в неудачном месте, но вынужденное расти, Фрэнси пробивает себе дорогу сквозь бедность, пренебрежительное отношение и патриархальные представления о месте женщины.

Здесь можно следить и за историей семьи, и за взрослением самой Фрэнси, так что читать это с дочерью-подростком или привезти роман маме на дачу — самое милое дело.

Фрагмент
Дерево растет в Бруклине
Дерево растет в Бруклине
Слушать в Storytel

Wesley the Owl: The Remarkable Love Story of an Owl and His Girl, Stacey O’Brien

Эту книгу стоит прочитать, если вы сидели на карантине, начали здороваться с кустами во дворе и узнавать дрозда-рябинника. Главная героиня работает в центре, где изучают сов, и как-то так получается, что большинство ученых обзаводятся совой в качестве питомца. Однажды там появляется совенок с поврежденным крылом, и это оказывается судьбой.

Стэйси и Уэсли учатся жить вместе: не царапаться, не стыдить друг друга, заботиться о партнере и даже делиться с ним самым вкусным (дохлой мышью). История их отношений читается как настоящий любовный роман, где герои сталкиваются с трудностями и непониманием окружающих, но преодолевают их и живут долго и счастливо.

Wesley the Owl: The Remarkable Love Story of an Owl and His Girl
Wesley the Owl: The Remarkable Love Story of an Owl and His Girl
Читать в Storytel

Людмила Прохорова

Людмила Прохорова, редактор портала ГодЛитературы.РФ, автор Telegram-канала «Саша и Лев»

«Часы», Майкл Каннингем

Люблю произведения, где затрагивается тема времени. Особенно когда автор предпринимает попытку обыграть эту тему с помощью формы. «Часы» — один из таких романов. Многослойный текст, не с самыми очевидными на первый взгляд переплетениями. Узор, который складывается в полную картину на расстоянии, но за линиями которого интересно наблюдать и вблизи. Подходящая книга для любителей сложной простоты.

Фрагмент
Часы
Часы
Слушать в Storytel

«Бегуны», Ольга Токарчук

Эта книга примечательна тем, что она как бы нарушает законы жанра. Это не сборник рассказов в привычном смысле, не роман, не путевые заметки… Это все сразу и одновременно ничто. Всего в книге 116 фрагментов длиной от одного предложения до 31 страницы, объединенных темами пути, бегства, так или иначе знакомых каждому человеку. Особенно интересно бегство от себя и возвращение к себе. И чтение «Бегунов» дает возможность внутренне проделать этот путь.

Фрагмент
Бегуны
Бегуны
Слушать в Storytel
Евгения Лисицына

Евгения Лисицына, литературный блогер и редактор, автор Telegram-канала @greenlampbooks

«Мелкий бес», Федор Сологуб

Если вам не повезло столкнуться в свое время с «Мелким бесом» Сологуба, то его интересно читать в любом возрасте. Если же вы уже читали, то, возможно, самое время перечитать, а лучше — послушать, потому что в непоколебимом тембре другого человека история выглядит еще отчаяннее и ярче (кстати, на Storytel сразу несколько вариантов начитки, можно выбрать тот, что будет по сердцу). Рассказ о мелких и мелочных нравах не самого приятного общества, о полумистической недотыкомке, медленном слетании с катушек и гнилых людишках мотивирует саморазвиваться и не закисать не хуже десятков томов по вдохновляющей литературе. Особенно полезно в наше нелегкое время.

Фрагмент
Мелкий бес
Мелкий бес
Слушать в Storytel

«Родина», Фернандо Арамбуру

Возможно, у кого-то книги с такими громкими названиями по старой патриотической выучке от обратного вызывают аллергию, но не стоит обращать на это внимание. На самом деле «Родина» — про взаимоотношения между близкими и любимыми, ерунду, которая может нас разобщать, любовь и прощение в испано-местечковом антураже. Крепкая и нескучная семейная сага, закрученная в лабиринт наподобие «Игры в классики» Кортасара, но не такая сложносоставная для восприятия. Фактически объем большой, так что аудиофайл разрезан на две части, но к концу вы еще пожалеете, что его так мало по внутренним меркам.

Фрагмент
Родина. Часть первая
Родина. Часть первая
Слушать в Storytel

Григорий Мастридер

Григорий Мастридер, блогер, автор YouTube-канала «Книжный чел» и Telegram-канала «Мастриды»

«Анна Каренина», Лев Толстой

По мнению Достоевского, лучший русский социальный роман XIX века, а от себя добавлю, что это один из лучших романов, когда-либо написанных на русском языке. Глубокий психологизм, использование таких приемов, как поток сознания, смелые и прогрессивные социальные высказывания, содержащиеся в книге, — все это делает роман максимально актуальным и сегодня. Но главное — не это, а то, что Толстому удалось создать великую историю трагичной любви и поиска себя. Кстати, линия Левина в романе заслуживает ничуть не меньшего внимания, чем судьба Карениной, — важно об этом не забывать.

Фрагмент
Анна Каренина
Анна Каренина
Слушать в Storytel

«0,05. Доказательная медицина», Петр Талантов

Пожалуй, одна из лучших научпоп-книг на русском за несколько последних лет (не случайно она получила в прошлом году премию «Просветитель»). Несложным и захватывающим языком автор рассказывает об истории доказательной медицины. В книге есть и про эксперименты нацистских врачей, и про эволюцию причудливых мер лечения в Древней Греции и Риме, и про движение антипрививочников в XVIII веке, и про эксперименты Александра Шульгина («крестного отца экстази»), и про современных биохакеров. После прочтения в голове формируется четкая картинка, как именно шло развитие медицины со времен Гиппократа, почему человечество так долго шло к стандартам двойных слепых плацебо-контролируемых экспериментов, как нужно воспринимать новости о прорывных медицинских экспериментах, как проводятся клинические исследования и почему лекарство от рака и СПИДа так сложно изобрести.

Фрагмент
0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия
0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия
Слушать в Storytel
Мария Закрученко

Мария Закрученко, автор Telegram-канала «Опыты чтения»

«Девственницы-самоубийцы», Джеффри Евгенидис

«Девственницы-самоубийцы» — дебют американского писателя Джеффри Евгенидиса. Этот роман, современную классику, многие знают и по близкой к тексту лиричной экранизации Софии Копполы с Кирстен Данст в одной из главных ролей. Это история пяти сестер Лисбон, запертых строгими родителями в удушающей атмосфере собственного дома и маленького американского городка. Рассказчиками истории выступают повзрослевшие мальчики-соседи сестер. Со скрупулезностью журналистов они документируют воспоминания о девочках, чья красота (и внезапная гибель) оставили глубокий след в их жизнях. Роман об изнанке американской мечты, о тихом бунтарстве и о тайне, которую так и не удалось раскрыть.

Фрагмент
Девственницы-самоубийцы
Девственницы-самоубийцы
Слушать в Storytel

«Writers & Lovers», Lily King

Кейси тридцать один год, она вся в долгах, но работает официанткой в гольф-клубе, чтобы днем писать свой дебютный роман. Она пишет его уже шесть лет, с каждым годом сомневаясь в своих способностях, в то время как собратья по курсам оставляют творческую стезю ради какой-никакой работы. В тяжелое лето после внезапной смерти матери Кейси оказывается в сложных отношениях не только со своей книгой, но и сразу с двумя мужчинами: писателем Оскаром и красавцем Силасом. Это милый летний роман о поздней поре юности, когда каждый упущенный шанс кажется безвозвратно потерянным и страх ошибиться и потратить свою жизнь «не на то» так силен. Немного о внутренней кухне писателей: страхе перед чистым листом, и недостатке таланта, и боязни расстаться со своей историей. Книгу скоро переведут на русский язык.

Фрагмент
Writers & Lovers
Writers & Lovers
Слушать в Storytel

Валерий Шабашов

Валерий Шабашов, автор Telegram-канала Books & Reviews

«Тобол», Алексей Иванов

Первой книгой, которую я хочу порекомендовать, будет двухтомник «Тобол» Алексея Иванова. Разве истории продвижения русских первопроходцев в глубь континента менее увлекательны, чем рассказы о британской колонизации, которые стали столь популярны в массовой культуре? Жизнь селькупов, алеутов или айнов не менее интересна, чем рассказы о племенах Новой Зеландии. А те же сибирские Пелым, Туруханск или Тобольск в то время мало чем отличались по своему пенитенциарному функционалу от прославленного австралийского Сиднея, куда корона отправляла воров империи. «Тобол» увлекает, он рассказывает о малоизвестных страницах истории нашей страны. Это классный истерн XVIII века.

Фрагмент
Тобол. Много званых
Тобол. Много званых
Слушать в Storytel

«Праведный палач. Жизнь, смерть, честь и позор в XVI веке», Джоэл Харрингтон

Вторая книга, на которую я хочу обратить внимание, — книга американского историка Джоэла Харрингтона «Праведный палач. Жизнь, смерть, честь и позор в XVI веке». Отбросив пренебрежение к тематике, можно очутиться в Нюрнберге XVI века, в котором казнили не рыжеволосых красавиц, а тех, кто подстрекал толпу искать ведьм, часто оказывавшихся сварливыми соседками. Помогает узнать эпоху раннего нового времени дневник Майстера Франца Шмидта, половину жизни проработавшего штатным палачом, а вторую часть посвятившего себя излечению людей. Книга Харрингтона наглядно показывает, что скатиться до средневековых зверств на потребу толпе намного проще, чем об этом многие думают. Гораздо дольше занимает путь в обратную сторону.

Фрагмент
Праведный палач: жизнь, смерть, честь и позор в XVI веке
Праведный палач: жизнь, смерть, честь и позор в XVI веке
Слушать в Storytel
Сергей Лебеденко

Сергей Лебеденко, литературный критик, автор блога «Книги жарь»

«Семь тучных лет», Этгар Керет

Я не люблю делать громкие сопоставления авторов современных с авторами-классиками: вот так сравнишь кого-нибудь с Борхесом и в чем-то промахнешься. Но в случае Керета сравнение с Кафкой полностью себя оправдывает: в текстах израильского мастера рассказа абсурд повседневной жизни смешивается с острой эмоциональностью. Керет — рассказчик с грустной улыбкой на губах, но при этом его тексты о мрачном юморе жизни оставляют странное ощущение покоя. Ведь если мир катится в тартарары, почему бы не посмеяться напоследок?

Фрагмент
Семь тучных лет
Семь тучных лет
Слушать в Storytel

«Третий рейх. 16 историй о жизни и смерти», Артем Космарский

Тоталитарные государства всегда поражают тем, что смогли наладить чудовищную машину подавления и уничтожения, несмотря на столь же кошмарную степень коррупции и невероятную разобщенность госаппарата.

Третий рейх не стал исключением. Государство, которое часто представляют идеальной машиной зла, оказывается таким же удивительно разделенным интригами и политической конкуренцией бюрократическим аппаратом, в котором начальники концлагерей устраивают турниры по боксу, футбольные тренеры придумывают идеологически выверенные схемы, а шарлатаны и маги получают лицензию лишь в случае, если присягнут на службу партии, пока три разведывательных ведомства борются за доминирование.

Увлекательная книга историка Артема Космарского посвящена шестнадцати эпизодам из жизни рейха, которые показывают: свобода может выжить и при самом нечеловеческом режиме, и самый налаженный идеологический аппарат рано или поздно рухнет в условиях отсутствия политического плюрализма.

Фрагмент
Третий рейх. 16 историй о жизни и смерти
Третий рейх. 16 историй о жизни и смерти
Слушать в Storytel
Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных