Жизнь
в историях

«Пиранези» Сюзанны Кларк: интеллектуальный роман с отсылками к Платону и Лавкрафту

17 ноября

Сюзанна Кларк известна объемным романом «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» про английскую магию — обманчиво безобидную и домашнюю, как если бы ее практиковали мисс Марпл и королева Елизавета. Ее новая книга «Пиранези» совсем иная. Ни следа уютности, напротив — чистая холодная интеллектуальность, поданная как роман-загадка.

«Пиранези» Сюзанна Кларк

«Пиранези» Сюзанны Кларк: интеллектуальный роман с отсылками к Платону и Лавкрафту

О новом романе Сюзанны Кларк рассказывает Дмитрий Лягин — литературный обозреватель и автор телеграм-канала Pal o’ Me Heart.

Предупреждаем: статья содержит спойлеры, так что читайте ее на свой страх и риск.

О чем новый роман Сюзанны Кларк?

Мир, который она изображает в этой довольно тонкой книге, весьма своеобразен и в то же время абсолютно правдоподобен. С самых первых страниц читателя кидает в циклопически гигантский Дом, где летают птицы и стоят причудливые статуи, а в подвальных этажах плещется океан. Единственный житель в этом пустынном, но красивом месте — это сам Пиранези, который поначалу кажется простоватым наивным пареньком.

Он общается со скелетами и называет с Большой Буквы совершенно произвольные предметы, как в формульном фэнтези (формульная литература — это произведения, написанные по формулам, то есть неким стандартам, клише, стереотипам, характерным для определенного жанра или направления. — Прим. автора). Первые пятьдесят страниц романа могут вызвать недоумение и отвратить потенциального читателя — порог вхождения кажется выше, чем известные 100 страниц «Имени розы», — но терпение вознаградится стократ.

Слушать отрывок
«Пиранези»
Пиранези

С самых первых страниц читателя кидает в циклопически гигантский Дом, где летают птицы и стоят причудливые статуи, а в подвальных этажах плещется океан.

Уже одного странного Дома и непонятного героя достаточно, чтобы затянуть читателя в лабиринт из колонн, холлов и переходов, но автор приготовила нам тайну позапутаннее. Другой человек, которого Пиранези так и называет — Другой, иногда посещает эти залы, обсуждает с Пиранези некую научную работу, ритуал по получению тайного знания, а также приносит подарки: сосиски, витамины и даже обувь, — да и вообще выглядит слишком опрятно и нормально для этого странного места. Кто этот Другой, кто такой сам Пиранези и как он оказался в Доме с колоннами — ответить на эти вопросы автор предлагает читателям.

От Борхеса до Льюиса: что вдохновляло автора «Пиранези»?

Кларк совсем не скрывает, чьим творчеством вдохновлялась. Само название романа дает первый ключ к его пониманию. Джованни Баттиста Пиранези был итальянским художником и архитектором XVIII века, автором серии гравюр «Темницы». Огромные, напоминающие пещеры пространства, заполненные нависающими арками и невероятным сплетением лестниц, — узнаваемый интерьер Дома с колоннами.

Основные литературные источники вдохновения Кларк, которые она сама раскрывает в одном из интервью, — это Хорхе Луис Борхес и Клайв Стейплз Льюис. У первого позаимствовано переплетение бесконечных лабиринтов, у второго — некая религиозная система, основанная на христианстве. Уже в эпиграфе Кларк цитирует «Племянника чародея» Льюиса, шестой роман Нарнийского цикла, оттуда же она взяла имя главного антагониста — Кеттерли. В обоих романах это чародей-неудачник, который использует людей для достижения своей цели: у Льюиса он обманывает племянников, у Кларк — Пиранези, ведь Кеттерли — настоящее имя Другого. Любимая статуя Пиранези изображает фавна, и во сне он видит в лесу этого фавна разговаривающим с молодой девушкой — прямая отсылка к мистеру Тумнусу (он же изображен на оригинальной обложке).

Еще одну подсказку к роману находит Пиранези в своем старом дневнике. В списке литературы мелькает «Посторонний» (The Outsider) английского писателя Колина Уилсона. В 1956 году Уилсон размышлял над психологией изгоя и его чувством отстраненности от общества, благодаря которому изгой может испытывать моменты просветления и видеть суть вещей за их формой. Уилсон смешивает идеализм и солипсизм и прокладывает дорогу антагонистам романа Кларк, будто списанным с Просперо из шекспировской «Бури», «Волхва» Джона Фаулза и наделенным узнаваемыми чертами Алистера Кроули — самого известного мага и изгоя XX века.

Слушать отрывок
«Алхимик. Сборник рассказов»
Алхимик. Сборник рассказов

Основные литературные источники вдохновения Кларк, которые она сама раскрывает в одном из интервью, — это Хорхе Луис Борхес и Клайв Стейплз Льюис.

Через пару лет после «Постороннего», когда Уилсон гостил у своего знакомого на юго-западе Англии, он случайно наткнулся на отпечатанный 20 лет назад томик рассказов Говарда Филлипса Лавкрафта. Среди рассказов был и «Изгой», который как нельзя лучше послужил художественным воплощением идей Уилсона. Прочитанный текст так захватил его, что через год он написал обширное эссе «Сила мечты: Литература и фантазия», где нетрудно заметить влияние Лавкрафта.

Еще через несколько лет Уилсон написал роман «Паразиты сознания» — лавкрафтианский в зачине, но научно-фантастический в развитии. Исходя из идеи, что разум представляет собой общий для человечества бесконечный океан бессознательного с островками сознания каждой отдельной личности, Уилсон предположил и существование в этом океане инородных, враждебных человеку сущностей. Художественный прием и структура «Паразитов сознания», стремительное переключение жанров частично присутствует и в «Пиранези» Сюзанны Кларк.

«Пиранези» и «Тайная история» Донны Тартт

По мере того, как Пиранези (и читатель вместе с ним) разгадывает тайну своей личности, роман все более напоминает «Тайную историю» Донны Тартт: кружок преданных учеников вокруг учителя-манипулятора. Однако герой у Кларк вышел могущественнее и опаснее, чем у Тартт. В погоне за утраченным знанием античности он не останавливается ни перед убийством, ни перед похищением, не чурается вломиться в музей, в чужое жилище или пересидеть в тюрьме. Но мотив его сильно отличается от мотива Кеттерли, его бывшего ученика. Если последний ищет в Доме с колоннами власти и могущества, то его бывший учитель — исключительно знаний об устройстве мира. Это глухой к человеческой этике ученый, которого не волнуют последствия его экспериментов; в предыдущем романе Кларк таким был мистер Норрелл.

Манерный злодей

Здесь стоит отметить один любопытный момент. Кларк наделяет этого ученого определенно квирной характеристикой, более того, он открытый гей. В романе «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» она наделяет квирными и феминными чертами главного антагониста — джентльмена с волосами как пух, а также в некоторой степени и мистера Норрела. Держа в уме христианские убеждения самой Кларк (она активно пишет в церковную газету и участвует в онлайн-проповедях), можно предположить, что, осознанно или нет, она использует старый гомофобный троп «манерный злодей», который очень любили в Голливуде. Патриархальная установка на неприятие любого проявления феминности у мужчины позволяла — ради моментального узнавания — маркировать антагониста как квира, как злого Чужого. Нечто подобное делает и Кларк.

«Пиранези» как философский и интеллектуальный роман

Дом с колоннами в романе Кларк — это платонический мир идей-статуй. Сравнивая Дом и нашу реальность, Пиранези замечает: «Я бы возразил, что Статуя выше изображаемого, Статуя совершенна, вечна и не подвержена тлению». Таким образом, «Пиранези» становится философским произведением, своего рода эпистемологической медитацией (эпистемология — философская дисциплина, исследующая знание как таковое. — Прим. автора): время от времени Пиранези размышляет, каким образом внутри Дома он приобретает знания о предметах, которые существуют только вне его пространства, — то есть предметах, которые он никогда не видел.

Немалая часть сюжета представляет собой записки Пиранези — подсказки, с помощью которых он складывает воедино правду о своем прошлом. Что, в свою очередь, поднимает вопрос самосознания и идентичности: существует ли до сих пор личность, которой Пиранези был, но память о которой утратил?

Слушать отрывок
«Платон. Диалоги»
Платон. Диалоги

«Пиранези» — это интеллектуальный роман, маскирующийся под роман-загадку, кульминация которого совершенно кинематографична: книга просится на экранизацию.

«Пиранези» — это интеллектуальный роман, маскирующийся под роман-загадку, кульминация которого совершенно кинематографична: книга просится на экранизацию. Его интересно читать не только потому, что хочется узнать, кто такой Пиранези, откуда он взялся и как оказался в плену этого циклопического лабиринта, но и потому, что Сюзанна Кларк завораживает нас своей фантазией, которой остается лишь удивляться.

Что читать, если понравился роман «Пиранези» Сюзанны Кларк

«Ка. Дарр Дубраули в руинах Имра», Джон Краули

Последний роман Краули — это история человеческой цивилизации с точки зрения старого ворона Дарра Дубраули. Он путешествует между царством птиц — Ка — и миром людей — Имром, — рассказывая предания о смерти, о безжалостности жизни и природы, переплетая легенды, которые сопровождают человека с самого начала его существования.

«Ночной цирк», Эрин Моргенштерн

Он появляется бесшумно, без предупреждения, и только по преданным поклонникам в красных одеждах можно понять, что он в городе. Войти в черно-белый шатер «Цирка сновидений» значит войти в мир, где вещи превращаются в птиц, люди исчезают, а за кулисами разворачивается битва настоящих магов. Дебютный роман Эрин Моргенштерн — это кафкианский, но тем не менее совершенно правдоподобный полет фантазии.

«Пока течет река», Диана Сеттерфилд

Однажды ночью в трактире «Лебедь» появляется девочка, которая не помнит своего прошлого и может быть чьей-то давно пропавшей дочерью, внучкой или сестрой. В этой истории-расследовании, рассказанной как волшебная сказка с щепоткой магического реализма, Сеттерфилд то и дело легко переступает грань реального и фантастического.

Фотография: pexels.com

Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных