Жизнь
в историях

«Эффективное решение всегда творческое»: интервью с Еленой Зеленцовой

На Storytel появилась книга «Творческие индустрии: теории и практики» Елены Зеленцовой и Николая Гладких о том, как меняется экономика и при чем здесь творчество и креативный класс. Мы решили поговорить с Еленой — основателем агентства «Творческие индустрии», заведующей кафедрой территориального развития им. Глазычева РАНХиГС — о том, спасет ли красота современный мир, что все-таки первично, культура или экономика, и какое отношение ко всему этому имеет Карл Маркс.

«Эффективное решение всегда творческое»: интервью с Еленой Зеленцовой — блог Storytel

«Эффективное решение всегда творческое»: интервью с Еленой Зеленцовой

Федор Достоевский считал, что красота спасет мир, — теперь, если перефразировать эту цитату, можно сказать, что творчество и культура спасут мир, верно?

Культура и творчество не спасают мир, они его меняют. Именно это качество современного мира становится главным для стран, городов, бизнесов, сообществ.

Скорость изменений, пожалуй, еще один самый растиражированный штамп, который используется для описания современного мира. Вместе с тем скорость — это то, что больше всего влияет на человека, общество, экономику, экологию, науку и технологии, что пронизывает весь мир, но остается наименее отрефлексированным.

Я очень люблю цитату философа Александра Пятигорского, которая открывает книгу во введении и о которой мы пишем в самом конце, в заключении. В свое время Пятигорский заметил: есть три неправильных реакции на внешние обстоятельства — приспосабливаться к ним, бороться с ними или игнорировать их. Какая же правильная? Философ ответил: «Времени, как и обстоятельствам, нельзя противопоставлять их противоположность… На самом деле, чтобы победить в самом себе что-то очень важное и мешающее, то, что ты хочешь разбить и в окружающем, ты должен применить неизвестное никому, и даже самому себе, оружие. Ты должен вводить в свое мышление и в свой язык какие-то вещи, которых просто во времени нет. Употреблять какие-то странные обходные методы, которые действуют, потому что тот, кто их использует, их сам до конца не может понять. Ибо если бы он смог их понять, то у него бы ничего не вышло». (Пятигорский, 1990)

Другими словами, эффективное решение всегда творческое. Чтобы изменить ситуацию и самого себя, нужно создать то, чего раньше не было, то, что не следует только из знания и расчета. Потом, задним числом, мы постараемся понять, что и как было сделано, но момент озарения, связанный с интуитивным пониманием ситуации в целом и дающий внезапную подсказку, что делать, неизбежен в этом процессе.

Творчество, как и культура, — носители того самого творческого начала, которое помогает запускать трансформации, управлять изменениями и даже проектировать будущее, создавая прорывные идеи.

Слушать отрывок
«Творческие индустрии: теории и практики»
Творческие индустрии: теории и практики
Творческие индустрии: теории и практики

Эффективное решение всегда творческое. Чтобы изменить ситуацию и самого себя, нужно создать то, чего раньше не было, то, что не следует только из знания и расчета.

Кстати, есть же вечный философский вопрос: культура вообще может сделать мир лучше? То есть — может ли быть «злым» человеком человек образованный и, скажем так, культурный?

Очень подмывает ответить на этот вопрос сугубо с научной точки зрения и порассуждать об этике и эстетике, о морали и вечных ценностях. Но я, пожалуй, не буду, ведь читателя интересует не столько научный взгляд на предмет, сколько современная интерпретация этих уже очень давно возникающих у людей вопросов.

Культура не всегда может сделать человека лучше, но она почти всегда может сделать нечто гораздо более важное — научить его думать, больше видеть, лучше понимать.

Как вы считаете, это перемены в экономике — связанные с техническим прогрессом, например, — меняют общество, влияют на культуру, или это культура влияет на экономику? Что здесь первично все-таки?

Culture eats strategy for breakfast — знаменитая фраза Питера Друкера сегодня приобретает новый, гораздо более широкий смысл. Культура не просто влияет на экономику. Она ее определяет, особенно если мы говорим о творческой экономике. Именно поэтому так важно было в нашей книге системно изложить эволюцию понятия, которое сначала отталкивалось от экономических реалий, а сегодня отчасти подчинило их.

В центре всей творческой экономики стоит человек, творческая личность, хотя мы и говорим об индустриях. Именно благодаря «человеческому фактору» творческая экономика так мозаична и разнообразна — и так трудно поддается экономико-статистическому анализу, основанному на обобщении.

Сегодняшняя картина выглядит еще сложней, чем двадцать лет назад, потому что творческий сектор перестал быть культуроцентричным. К нему подключаются наука и технологии, туризм и сфера развлечений, цифровизация и образование, здравоохранение и экология, которые тоже развиваются в направлении кроссинновационности (взаимодействия всего со всем) и в которых индивидуальная человеческая креативность, способность выдвигать и воплощать новые идеи тоже выступает главным ресурсом.

Culture eats strategy for breakfast — знаменитая фраза Питера Друкера сегодня приобретает новый, гораздо более широкий смысл. Культура не просто влияет на экономику.

Какие города сегодня можно считать наиболее приближенными к идеалу «творческого города»? И если можете, сформулируйте концепцию творческого города в двух словах.

Об этом мы рассказываем в нашей книге, поскольку тема творческого города сегодня близка и горожанам, и городским чиновникам.

Города — узлы мировых потоков не только грузов и капитала, но и ярких личностей, интересных событий, насыщенных и адекватных информационных каналов. Муниципальные власти и городские сообщества заинтересованы в том, чтобы формировать привлекательный и нестандартный образ своего города. Процесс глобализации делает проницаемыми границы между странами и культурами, но также усиливает потребность в фиксации локальной идентичности, связывающей людей с местом их жизни.

Образ города должен сочетать одновременно универсальность и индивидуальность. Решение этой двойной задачи и предлагает модель творческого города, разработанная британским урбанистом Чарльзом Лэндри, автором книг «Творческий город» (Landry, 2000, рус. пер. Лэндри, 2005) и «Искусство создавать города» (Landry, 2005, рус. пер. Лэндри, 2008).

Созданное им в 1978 году агентство Comedia стало одной из ведущих британских и мировых компаний по культурному планированию и творческому развитию городов. Модель творческого города опирается на использование нетрадиционных ресурсов, которые, с одной стороны, усиливают своеобразие территорий, с другой — гарантируют их конкурентоспособность.

Творческий город — это объединение творческих сил отдельных людей и сообществ для формирования экономически и социально благополучной городской среды. В компетенцию творчества, культуры, искусства включаются социальные проблемы, еще недавно предельно далекие от этих сфер: безопасность жизни, экология, социальное неравенство, миграция и адаптация национальных меньшинств и многое другое. Эффективную работу всех городских структур и субъектов, по Лэндри, обеспечивает не иерархическое исполнение функций, а сетевое взаимодействие. Главные в городе — не жесткие структуры (hardware), а мягкие (software).

Мы привыкли воспринимать городское пространство как жесткую инфраструктуру: систему площадей, улиц и общественных зданий, подсистему культурных учреждений, жилищный сектор и т. д. Однако подобно тому, как в компьютере нам важны его программные возможности, а не «железо», в городе самое главное — те возможности, которые он дает человеку для самореализации в работе, общении и отдыхе.

Творческая городская среда — это программы и проекты, как публичные, поражающие воображение, так и повседневные, которые заметны немногим, но делают жизнь более удобной и счастливой.

Правильно ли я понимаю, что раньше искусство, творчество было скорее занятием индивидуальным, а сегодня это ближе именно к «индустрии», то есть сам процесс становится коллективным?

Об этом как раз идет речь в нашей книге.

С точки зрения личности творческая экономика — это и торжество индивидуализма, и поиск новых социальных связей, выходящих за пределы иерархий, территориальных границ и т. п. Более важными, чем социальная среда, семья, профессиональное сообщество, трудовой коллектив, могут оказаться единомышленники, партнеры, целевая аудитория — соучаствующие в процессе пользователи, лояльные клиенты и покупатели. Ценность индивидуального вклада во многом определяется откликом творческих сообществ.

Философ, культуролог и медиаисследователь Генри Дженкинс назвал это конвергентной культурой, или культурой соучастия. Парадоксальным образом творческий процесс, индивидуалистический по природе, стремится стать коллективным действием.

Творческая городская среда — это программы и проекты, как публичные, поражающие воображение, так и повседневные, которые заметны немногим, но делают жизнь более удобной и счастливой.

Влияет ли креативный класс на политику — должен ли влиять? — или это скорее люди аполитичные, интересующиеся только творчеством и культурой, но старающиеся не соприкасаться с другими областями жизни?

Видимо, именно так вопрос был поставлен, поскольку «креативный класс» — это явная отсылка к Карлу Марксу и «рабочему классу», которому в ХХ веке приписывали самые разные свойства — от «могильщика капитализма» до «строителя коммунизма».

Но если обсуждать роль креативного класса в общественно-политических процессах, то здесь эта роль проявляется иначе, нежели в организованных движениях рабочего класса, который в ХХ веке путем последовательной борьбы и создания профсоюзов обеспечил признание человека труда и наличие социальных гарантий (конечно, в зависимости от страны эти гарантии очень разнятся, но в том или ином виде они есть).

Когда Ричард Флорида в своем исследовании-манифесте «Творческий класс» назвал представителей интеллектуального труда правящим классом, это прозвучало демократично: в творческом мире управляют не богачи, не военные и не бюрократы, а те, кто генерирует новые идеи. Однако за два десятилетия и этот тезис подвергся критике как проявление высокомерия новой касты креаклов (так в просторечии сократили выражение «креативный класс») — хипстеров — очередной навязываемой обществу элиты, поднявшейся благодаря высокой оплате труда и высоким стандартам образа жизни.

Непременно надо упомянуть и противоположное поле критики, которое резонно утверждает, что концепция креативного класса чрезвычайно выгодна государству и корпорациям, она снижает или вовсе отменяет социальные обязательства перед интеллектуалами, творческими работниками. Это неоднократно отмечали британские исследователи (McRobbie, 2015), которые практически с самого начала активной поддержки британским правительством креативных индустрий стали заниматься проблемами «творческого труда». Действительно, очень часто люди, создающие культурные и творческие продукты, оказываются гораздо менее социально защищены. После творческого подъема и успеха, в том числе финансового, может следовать продолжительный спад.

Во многих случаях успешные до этого авторы популярной песни или известного стихотворения вовсе не оказываются членами гордого креативного класса, а растворяются среди самой незащищенной, по мнению того же Флориды, категории обслуживающего класса. Музыканты и актеры подрабатывают официантами и барменами, писатели пополняют ряды безработных и т. д. Кроме того, креативные индустрии относятся к зоне очень высоких финансовых рисков. Чтобы выстрелил феномен Джоан Роулинг (столь любимый пример всех апологетов новой экономики), тысячи и даже сотни тысяч никому не известных авторов должны оставить стабильную работу и перебиваться случайными заработками, создавая ту самую плотность среды, которая порождает высшие интеллектуальные достижения.

Получается, что за возможность носить гордое название креативного класса огромное количество способных людей платят отсутствием стабильности и социальных гарантий. Разобщенность столь разнородной отрасли экономики, как креативные индустрии, лишает креативный класс возможности сформировать устойчивые политические и социальные структуры по защите своих прав. Достижения рабочего класса по созданию системы профсоюзов, регулированию продолжительности рабочего дня, условий труда, минимальной оплаты и т. д. оказались перечеркнуты одним махом новыми подходами, предложенными в том числе Флоридой.

Творческие индустрии: теории и практики
Длительность: 7 ч 18 мин
Оценка пользователей приложения Storytel
Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных