Блог
Storytel

Уильям Теккерей и его приключения: как бешено популярный писатель XIX века превратился в полузабытого классика

Поделиться в социальных сетях

Филолог Александра Баженова-Сорокина рассказывает об английском классике, биография которого — и посмертная жизнь — полна взлетов и падений, точно так же, как и судьба его главной героини Бекки Шарп.  

Уильям Теккерей и его приключения: как бешено популярный писатель XIX века превратился в полузабытого классика — блог Storytel

Уильям Теккерей и его приключения: как бешено популярный писатель XIX века превратился в полузабытого классика

«Ярмарка тщеславия» — роман-фельетон

В 1847-1848 годах «Ярмарка тщеславия» выходила «по сериям», как роман-фельетон, и с самого начала имела огромный успех. Законченный роман сразу же выпустили отдельной книгой, которая быстро стала ориентиром для молодых литераторов. Фельетон имел подзаголовок «Роман без героя» и уточнение «Очерки жизни английского общества, в карандаше и пером». Выходил он в знаменитом сатирическом журнале Punch и был первым произведением автора, подписанным его собственным именем. Иллюстрации, которые играют очень важную роль в романе и как минимум в одном месте являются деталью, объясняющей недомолвку в сюжете, создал сам же Теккерей.

Феноменальный успех англичанину принесли новаторские приемы, которые он использовал в романе. Так, в «Ярмарке тщеславия» сразу несколько персонажей претендуют на роль главного, однако ни один из них в итоге не оказывается героем в высоком смысле этого слова. Также Теккерею удалось создать убедительный (и критический) потрет английского общества через рассказ об узком круге персонажей, ключевым из которых стала Бекки Шарп — классическая плутовка и альтер эго самого писателя.

Слушать в Storytel
Установить приложение

Бекки Шарп — очаровательная плутовка и антигероиня

Бекки, по сути, антигероиня, оказывающаяся в центре истории, ни один из героев которой недостаточно хорош, чтобы оказать ей достаточное сопротивление, поставить на место или просто показать читателю положительный пример. Подобно героям и героиням плутовских романов XVII-XVIII веков, она родилась в бедной семье, не имеет приданого и пытается выжить и стать как можно богаче и влиятельнее в мире, который, по сути, ее стоит. Бекки пренебрегает узами дружбы, не дорожит своим добрым именем, оказывается ужасной матерью. Но от типичной плутовки или антигероини ее отличает реалистичность всего происходящего — плутам и антигероям обычно удается эффектно скрываться от злоключений и правосудия, а читатель наблюдает за их жизнью как за фантастическим приключением. Бекки ждет столько же падений, сколько и взлетов, а рассказ хоть и ведется от третьего лица, показывает нам как будто не окончательно беспристрастного и объективного автора за ширмой.

Начинается роман и вовсе как кукольный театр, балаган, герои которого призваны показать читателю ту самую Ярмарку Тщеславия — одну из остановок на пути паломника в классическом произведении Джона Баньяна. Это место олицетворяет мирскую суету, которая не может привести человека к Богу. В романе Теккерея есть два более-менее положительных героя — Эмилия Седли и Уильям Доббин, которые, как ни странно, благодаря самой Бекки, воссоединяются, образуя некое подобие счастливого финала этой со всех сторон несчастливой истории. Но что же тогда так привлекло публику к роману?

Слушать в Storytel
Установить приложение

Причины успеха «Ярмарки тщеславия»

Во-первых, беспощадная в своей точности ирония Теккерея, постоянного автора Punch, человека, умевшего высмеять что угодно и кого угодно. Герои лондонских светских хроник, хоть и под другими именами, выглядели узнаваемо настолько, что некоторые иллюстрации приходилось удалять из фельетона, чтобы избежать судебных исков о клевете. Во-вторых, книга была бы пустым морализаторством, если бы, подобно Гоголю в «Мертвых душах», Теккерей не симпатизировал всем своим героям, включая негодяев. Наконец, события, разворачивающиеся на фоне наполеоновских войн и сразу после них, рассказаны необыкновенно увлекательно и ярко, выдержан ритм, которым мог похвастаться только Диккенс, разбросано множество аллюзий, дающих читателям возможность оценить собственную ученость, отыскав достаточное количество пасхалок (некоторые из них в более поздних редакциях пришлось убрать как раз потому, что они не были опознаны большинством читателей).

Слушать в Storytel
Установить приложение

Теккерею удалось соединить сатиру, политические и социальные размышления и по-настоящему роскошное развлечение для своей аудитории, о чем он сам прекрасно знал.

Теккерею удалось соединить сатиру, политические и социальные размышления и по-настоящему роскошное развлечение для своей аудитории, о чем он сам прекрасно знал:

«Многие самого дурного мнения о ярмарках и сторонятся их со своими чадами и домочадцами; быть может, они и правы. Но люди другого склада, обладающие умом ленивым, снисходительным или насмешливым, пожалуй, согласятся заглянуть к нам на полчаса и посмотреть на представление. Здесь они увидят зрелища самые разнообразные: кровопролитные сражения, величественные и пышные карусели, сцены из великосветской жизни, а также из жизни очень скромных людей, любовные эпизоды для чувствительных сердец, а также комические, в легком жанре, — и все это обставлено подходящими декорациями и щедро иллюминовано свечами за счет самого автора».

Хотя понятие «ярмарка тщеславия» придумал Джон Баньян, но Теккерей сделал его нарицательным, а уже в 1868 году появился знаменитый британский журнал Vanity Fair. Изначально в издании публиковались карикатуры на публичных особ, однако сегодня смысл названия давно забыт, а издание рассказывает о жизни богатых и знаменитых, которых так высмеивал британский классик.

Запутанная жизнь Уильяма Теккерея

Однако невероятному успеху первого же большого произведения автора предшествовали приключения и злоключения, без которых оно вряд ли было бы написано. Уильям Мэйкпис Теккерей родился в Калькутте в 1811 году и прожил там первые четыре года жизни, однако после смерти отца, Ричмонда Теккерея, важного функционера Ост-Индской компании, мать писателя отправила сына в Англию, а сама осталась в колонии. Легенда гласит, что на пути в Англию корабль с маленьким Теккереем останавливался на острове Святой Елены и будущий журналист и писатель своими глазами видел изгнанного императора Наполеона Бонапарта. Так это было или нет, но призрак грандиозности явно благословил Уильяма Теккерея на будущий путь.

Не будучи очень прилежным учеником, Теккерей тем не менее учился в лучших британских школах, а затем недолго пробыл в стенах великого Тринити-колледжа в Кембридже. Несмотря на то что он быстро бросил университет, Теккерей успел опубликоваться в двух кембриджских журналах — Snobs и Gownsman. К снобам и снобизму он возвращался неоднократно затем уже как автор журнала Punch, а одновременно с «Ярмаркой тщеславия» вышла его «Книга снобов», сборник скетчей, сделанный ранее для журнала и пользовавшийся большой популярностью. Именно взгляд Теккерея на это сословие стал основой для современного понимания феномена снобизма.

Эссе и скетчи давались Теккерею легко, но были у него и другие амбиции, приведшие его, в частности, в Веймар. Здесь будущий классик встретился с Гете. За знаменательной встречей последовала череда приключений, роднящих Теккерея с героями «Ярмарки тщеславия»: он начал учиться на юриста, но быстро бросил, получил состояние по смерти отца, но быстро промотал его в кутежах, вложился в два журнала, которые обанкротились, и это лишь часть злоключений, которые выпали на долю двадцатиоднолетнего юноши.

Слушать в Storytel
Установить приложение

Он начал учиться на юриста, но быстро бросил, получил состояние по смерти отца, но быстро промотал его в кутежах, вложился в два журнала, которые обанкротились, и это лишь часть злоключений, которые выпали на долю двадцатиоднолетнего юноши.

В 1836 году Теккерей выгодно женится на Изабелле Шо и довольно быстро начинает профессионально заниматься журналистикой. В семье родилось три дочери: вторая дочь умерла в восьмимесячном возрасте, а после рождения третьей у матери началась тяжелая послеродовая депрессия. В то время диагноз этот еще не существовал, а сам Теккерей явно не был заботливым мужем и отцом, так что поначалу просто стал реже бывать дома в надежде, что все как-нибудь само исправится. Однако болезнь жены лишь усугублялась и закончилась трагически: в 1840-м году семейство решает отправиться в Ирландию, чтобы сменить обстановку, но на середине пути жена Теккерея попыталась покончить с собой, бросившись в воду. Жизнь Изабеллы спасли, однако следующие пятьдесят с лишним лет, до самой своей смерти, она провела то в заведениях для душевнобольных, то на попечении родственников.

Почему Теккерей не Диккенс?

В сороковые годы выходят два травелога Теккерея, один из которых был направлен против ирландских католиков и настолько впечатлил издателей, что он становится экспертом по Ирландии и таким образом начинает карьеру в Punch. В том числе он с 1845 по 1851 год жестоко высмеивает ситуацию вокруг Великого голода в стране и винит в нем самих ирландцев. При этом Ирландия явно не оставляла Теккерея равнодушным: еще до начала успешной карьеры, в 1844 году, изначально как фельетон выходит плутовской роман Теккерея «Судьба Барри Линдона», мотивы и темы которого во многом пересекаются с «Ярмаркой тщеславия».

В центре здесь оказывается охотник за приданым из бедной ирландской семьи, Редмонд Барри, прототипом которого была историческая личность — Эндрю Робинсон Стоуни. В «Барри Линдоне» Теккерей показывает изнанку британского общества середины и конца XVIII века, а судьба героя-плута оказывается еще менее завидной, чем у Бекки Шарп. Тем не менее именно этот роман лег в основу фильма Стэнли Кубрика «Барри Линдон»: в отличие от сатирического романа, написанного от первого лица, фильм осознанно уходит от комедии и показывает мир героев Теккерея совсем иначе — в большей степени как человеческую трагедию.

За последующие годы все книги Теккерея были успешны, но ни одна, даже «История Генри Эсмонда» 1852 года, не стала частью современной английской культуры. Теккерей умер достаточно рано после множества проблем со здоровьем, будучи богатым и знаменитым, — его ждали необыкновенно пышные похороны. Но уже в середине ХХ века он стал полузабытым автором, которого Стэнли Кубрик «откопал» на полке и заново открыл. Сегодня романы Теккерея по-прежнему интересны, увлекательны и многое могут рассказать о человеческих грехах и недостатках, но, в отличие от прозы Диккенса, с которым его так часто сравнивали, в них крайне трудно увидеть любовь к людям. Возможно, именно поэтому многочисленные произведения Диккенса по-прежнему читаются и экранизируются, в них современный читатель может найти не только мораль, но и утешение.

С другой стороны, образ Бекки Шарп знаменит и не нуждается в представлении и оправдании: он просто есть — как природное явление, а не как сколь угодно совершенная метафора.

Добавьте нас в закладки

Чтобы не потерять статью, нажмите ctrl+D в своем браузере или cmd+D в Safari.
Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего блога

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных