Блог
Storytel

Неподражаемый и любимый Пелам Вудхаус: гид по творчеству английского классика

Поделиться в социальных сетях

Если вы хотите ворваться с нуля в тот самый английский юмор, о котором слагают легенды, то вам на помощь придут три автора. Первый — Джером Клапка Джером. У него, правда, трудно найти что-либо кроме романа про троих джентльменов и питомца в лодке, но это уже хорошее начало. Второй автор — Терри Пратчетт. Вот только он пишет фэнтези с буйным размахом выдуманных миров и плотными каламбурами, которые многое теряют в переводе, — такой жанр не всем по душе. Так что наш универсальный выбор для ликбеза по английскому юмору — Пелам Гренвилл Вудхаус.

Неподражаемый и любимый Пелам Вудхаус: гид по творчеству английского классика — блог Storytel

Неподражаемый и любимый Пелам Вудхаус: гид по творчеству английского классика

Сам себя он называл попросту «сливой» (от созвучия имени Пелам и английского plum — «слива»), так что с самоиронией у него все было в порядке. Остроумием насквозь пропитано и его творчество, в любом романе есть все составляющие английского юмора, хотя прочувствовать их на живом тексте гораздо проще, чем объяснить словами. Но мы все же попробуем, чтобы вы знали, к чему готовиться, а потом расскажем об основных и малоизвестных романах автора.

Что такое английский юмор?

Английский — или британский — юмор часто сравнивают со стереотипным английским характером. Язвительный, сатирический, немножко чопорный, всегда с так называемой строгой верхней губой, когда уморительнейшие ситуации и шутки подаются без улыбки, будто всерьез, и зачастую от этого становятся еще смешнее. Британцам присуща самоирония и высмеивание типичных образов, характеров и ситуаций. Вудхаус, как и другие последователи классической юмористической Британии, вставляет в текст множество каламбуров. Поэтому его так трудно переводить. Возможно, это одна из причин, по которой он до сих пор не издан на русском полностью. Непереводимая игра слов — что поделать, остается только развести руками.

Читать в Storytel
Установить приложение

Вудхаус, как и другие последователи классической юмористической Британии, вставляет в текст множество каламбуров. Поэтому его так трудно переводить. Возможно, это одна из причин, по которой он до сих пор не издан на русском полностью.

Еще одна важная черта его юмора — это ситуативность, когда герой попадает в нелепые и неловкие положения, которые потом раскручиваются до полнейшего абсурда. Если посмотреть на финальные точки таких комедийных ситуаций, то кажется, что это небывалый гротеск и чистая фантазия. Но если следовать шаг за шагом по тексту автора, то вся комическая небывальщина будет очень логично складываться по кирпичику и никаких вопросов не вызовет.

Наконец, нужно предупредить читателей Вудхауса о необычайной плотности шуток. Романы и повести в его любимом жанре обычно небольшие, так что велик соблазн прочитать или прослушать сразу несколько штук. Тут нужно быть очень осторожным, потому что насыщенный юмор настолько забивает «смеховые рецепторы», что читать тексты подряд практически невозможно. Есть риск устать едва ли не на физическом уровне. Но имеется и плюс. Так как большая часть его творческого наследия — это циклы со сквозными героями, такое чтение, чередующееся с отдыхом, может подарить не просто месяцы, а целые годы хорошего настроения.

Дживс и Вустер

Самый популярный — и самый большой! — цикл Вудхауса написан об аристократе Берти Вустере и его камердинере Дживсе и включает в себя 11 коротких романов и 35 рассказов. Вудхаус не расставался с любимыми героями на протяжении шести десятков лет, а сериал с Хью Лори и Стивеном Фраем сделал персонажей еще более знаменитыми. Разобраться в последовательности произведений не так-то просто, потому что это единственный цикл, который переводился на русский много раз. Зачастую романы получали новые названия, так что одна и та же история может вам встретиться под двумя, тремя, а то и пятью именами.

Слушать в Storytel
Установить приложение

Вудхаус не расставался с любимыми героями на протяжении шести десятков лет, а сериал с Хью Лори и Стивеном Фраем сделал персонажей еще более знаменитыми.

Берти Вустер — богатый юноша из высшей аристократии, который не слишком обременен интеллектом и сообразительностью. Его ярчайший талант — влипать во всевозможные истории, комедию положений, когда начинает казаться, что из абсурдных ситуаций совершенно невозможно выпутаться без каких-либо потерь. Дживс (которого мало кто помнит по имени, а зовут его Реджинальд) — его невозмутимый и преданный камердинер, который может вытащить непутевого Берти из любого конфуза, но только дав ему сначала хорошенько в нем промариноваться.

Все истории про Дживса и Вустера строятся по похожей схеме. Недотепа Вустер влипает в какую-то историю, очень часто связанную с его родней, многочисленными невестами или дурацкими устоями аристократического общества. Он пытается решить все собственными силами, но делает еще хуже. Когда абсурд достигает апогея, на сцене появляется Дживс и все разрешает таким образом, который читателю (и бедняге Берти) никак не мог прийти в голову. Кажется, это слишком однотипно, но схема работает беспроигрышно. Ситуации не похожи одна на другую, пороки и условности высмеиваются совершенно разные, а история Вустера из романа в роман движется вперед. Хотя Берти так и останется до конца обаятельным остолопом, а Дживс не шевельнет ни единым мускулом на лице, попав по итогу в оксфордский словарь английского языка как синоним преданного, никогда не тушующегося и идеального камердинера. Только не путайте камердинера со слугой или дворецким, это страшно всех оскорбит.

Мистер Муллинер

Самый необычный цикл Вудхауса — это истории о мистере Муллинере. Это 41 рассказ, из которых 27 собраны в три сборника с конкретными названиями («Познакомьтесь с мистером Муллинером», «Мистер Муллинер говорит» и «Ночи Муллинера»), а остальные 14 хаотично разбросаны по всей библиографии автора и могут появиться в любом другом цикле, а то и фильме. Сейчас разберемся, как так вышло.

Разброс историй, скорее всего, произошел из-за характера самого мистера Муллинера. Канонические рассказы строятся по одному и тому же принципу: некий рассказчик уютно сидит в пабе, вспоминает какую-то сплетню или событие — и вдруг в разговор врывается Муллинер. Он находит в своей бурной биографии какого-то родственника — седьмую воду на киселе — и выдает связанный с чужой беседой курьезный рассказ об этом человеке. Вполне вероятно, что именно таким образом он ворвался и в «чужие» циклы — просто потому, что «к слову пришлось». У любого из нас среди знакомых есть такой профессиональный сплетник или сплетница.

Что примечательно, за этот 41 рассказ мы почти ничего не узнаем о самом мистере Муллинере. Он любит ловить рыбу, играть в гольф, а еще его зовут не Джордж, а как-то иначе. Вот и вся информация о заглавном персонаже цикла. Это ли не высшая степень иронии?

Слушать в Storytel
Установить приложение

Замок Бландингс

Еще один большой цикл (11 романов, 9 рассказов) объединен не столько сквозными персонажами, сколько местом действия — замком Бландингс. В него умудряется проникнуть и одна из невест Берти Вустера, и родственники мистера Муллинера, и много других «пасхальных» героев из романов Вудхауса, но в центре остается семья лорда Эмсворта.

У лорда Эмсворта есть известный брат, погибший брат, десять сестер (из которых ему симпатична только одна), миллион других родственников, типично британские дворецкие, садовники, кухарки и, самое главное, призовая свинья. Во всем этом многообразии персонажей, включая людей, приходящих из других романов, пожилой рассеянный Эмсворт умудряется поймать собственный вайб. Он всегда расслаблен, нетороплив и забывчив, но при этом обожает житейские мелодрамы и одержим некоторыми хобби. И, конечно, он без ума от своей свинки, императрицы Бландингса. Этакий рассеянный с улицы Бассейной — только лорд в собственном замке.

Если Дживса и Вустера вы уже знаете назубок, то цикл про Бландингс отлично его дополнит.

Слушать в Storytel
Установить приложение

Он всегда расслаблен, нетороплив и забывчив, но при этом обожает житейские мелодрамы и одержим некоторыми хобби. И, конечно, он без ума от своей свинки, императрицы Бландингса.

Мистер Псмит

Один из первых циклов Вудхауса, проба пера, это четыре романа про Псмита и его друга Майка Джексона. К сожалению, вывести имя Псмита проблематично, потому что Вудхаус его изменил. Изначально Псмита звали Руперт, но потом он превратился в Рональда, чтобы его не путали с другим персонажем по имени Руперт.

На этом цикле Пелам Гренвилл Вудхаус только набивал руку, так что можно заметить в Псмите черты других будущих персонажей. Например, представьте, что у Дживса из одноименного цикла был бы совсем другой темперамент. Не флегматичный и всегда спокойный, язвительно-холодный, а горячий и кипучий. Именно таким предстает перед нами Псмит, и это образ хоть и обаятельный, но узнаваемый куда меньше остальных сквозных героев. Впрочем, его приключения все равно хороши: молодой человек соревнуется в остроумии с лучшим другом, строит себе карьеру, пробует силы буквально во всем и кое-где действительно преуспевает. Спокойные по сюжету романы, полные острот, придутся кстати, если комедия положений к десятому или двадцатому роману более крупного цикла уже утомила.

Читать в Storytel
Установить приложение

Дядя Фред

В пяти произведениях Вудхауса центральным персонажем становится Фредерик Альтамонт Корнуоллис Туислтон, пятый граф Икенхемский, — или просто дядя Фред. Почему так просто, если он граф? Дело в том, что он не должен был стать графом. Как младший сын, он не претендовал на титул, поэтому делал все что вздумается. Дядя Фред вырос и возмужал в свободолюбивых США, а потом вынужден был принять титул и привнести в британские традиции неподобающие демократические нотки своего воспитания.

Свежеиспеченный граф экстравагантен, изящен и, как всегда у Вудхауса, невероятно остроумен. Он не очень-то умеет делать графские дела, зато у него не отнять таланта перевоплощения. Дядя Фред постоянно в кого-то переодевается и дурачит всех окружающих, раскрывая попутно интриги и разбираясь с мелкими дрязгами. Еще одна комедия положений, но исполненная совершенно особым образом. Можно сказать, что дядя Фред тоже вырос из Псмита, как и Дживс, только взял от него энергичность и жажду кипучей деятельности.

Слушать в Storytel
Установить приложение

А что еще?

Пелам Вудхаус писал не только циклы — за ним числится добрых три десятка романов и несколько сборников рассказов без сквозных героев или привязок к какой-либо серии. Начинал он со школьных романов о взрослении и спорте. Это достаточно сырые тексты, которые редко переводят. Любовь к спорту — особенно к рыбалке и гольфу — он сохранил на долгие годы, так что среди отдельных его романов при желании можно выделить целый ряд произведений о гольфе.

В остальном же стоящие особняком тексты по своему характеру мало отличаются от циклов. Все та же сатира, все то же мягкое обличение, все те же странные мелодраматичные родственные склоки, комедии положений и ситуаций, каламбуры и язвительные мужчины с огромной харизмой наперевес. Некоторые из романов внешней структурой похожи на детективы, но по итогу все равно оказывается, что это безошибочно узнаваемая вудхаусиада, а не чистый остросюжетный жанр. Если получится найти эти редкие переводы, то обязательно обратите на них внимание, потому что они тоже хороши. Циклы Вудхауса более популярны лишь потому, что все мы обожаем сериалы с такими знакомыми и любимыми персонажами.

Добавьте нас в закладки

Чтобы не потерять статью, нажмите ctrl+D в своем браузере или cmd+D в Safari.
Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего блога

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных