Жизнь
в историях

Мэри Поппинс навсегда: чему нас учит главная героиня Памелы Трэверс

Детская литература бывает двух видов. Одна восторженно ползает вместе с ребенком между ножками стола и всегда поддерживает его во всех шалостях. Другая же похожа на любимых родительских друзей: они в восторге от тебя, у них припасены подарки и смешные истории, но это не мешает им улыбаться вместе с родителями уголками губ и задерживаться после того, как ты ляжешь спать. Цикл книг о Мэри Поппинс относится, конечно, ко второй категории. Татьяна Наумова, книжный обозреватель и профессиональный учитель, рассказывает о том, почему мы так любим эксцентричную няню и о чем на самом деле книги Памелы Трэверс.

Мэри Поппинс навсегда: чему нас учит главная героиня Памелы Трэверс — блог Storytel

Мэри Поппинс навсегда: чему нас учит главная героиня Памелы Трэверс

Книги Памелы Линдон Трэверс, оказавшиеся детской классикой, начали выходить в 1934 году. Представьте Европу, над которой сгущаются грозовые тучи, как взрослые все тревожней смотрят на передовицы газет, негромко говорят о какой-то Германии. Но это все далеко, потому что ваш маленький мир — в полном порядке. Вот какао, вот воздушный рис, вот краски, вот братья и сестры. Жизнь полна радости, но случаются и ужасные несправедливые вещи: то нелюбимую овсянку на завтрак сварят, то за младшими скажут присмотреть.

Памела Линдон Трэверс (кстати, ее неожиданный псевдоним — типичная дань гендерным предрассудкам, ведь если сократить до инициалов, то поди угадай, что П. Л. Трэверс — женщина) начинает придумывать сказочные истории, как и многие другие люди, от безысходности. Ее приглашают посидеть с детьми, а о чем с ними говорить? Растерянность взрослого перед требовательным детским любопытством приводит к тому, что Трэверс начинает на ходу придумывать историю о загадочной няне с волшебным саквояжем, а потом понимает, что из этого может получиться целая книга.

Книга, впрочем, идеальна «для чтения взрослыми детям». Не потому, что ребенок не умеет читать, нет. Это то самое совместное интеллектуальное удовольствие, когда радость от текста одинаково велика у всех поколений, но объясняется совершенно разными причинами. Для взрослых это потрясающе ироничный текст (чего стоит великолепное объявление о поиске няни: «ДЖЕЙН, И МАЙКЛ, И ДЖОН, И БАРБАРА БЭНКС (НЕ ГОВОРЯ УЖЕ ОБ ИХ МАМЕ) НУЖДАЮТСЯ В САМОЙ ЛУЧШЕЙ НЯНЬКЕ С САМЫМ МАЛЕНЬКИМ ЖАЛОВАНЬЕМ, И НЕМЕДЛЕННО!»). Кто из родителей не мечтал о быстром решении всех проблем, причем желательно за небольшую плату? Для ребенка же это не самое увлекательное описание, которое, впрочем, не отпугивает его насовсем, потому что в истории много настоящего волшебства.

Слушать отрывок
«Mary Poppins»
Mary Poppins
Mary Poppins

Это то самое совместное интеллектуальное удовольствие, когда радость от текста одинаково велика у всех поколений, но объясняется совершенно разными причинами.

Это вообще очень важная часть самого процесса чтения (и, кажется, в этом есть свое очарование): сначала нужно идти спокойно, вести себя прилично, чтобы потом столкнуться с чем-то удивительным и броситься в историю с головой. Хотя что здесь неожиданного? Если ведешь себя хорошо — обязательно потом будет что-то замечательное, это же один из главных законов существования детского мира.

Благодаря примерному поведению можно, например, отправиться в гости к мистеру Паррику, пьющему чай под потолком, заглянуть в душу пса Эдди, мечтающего променять свою роскошную жизнь и нарядные костюмчики на радости дворняги, и узнать про Рыжую Корову, которая неожиданно осознает, что больше всего ей хочется танцевать и носить на рогах Падучую звезду. Любую из историй можно рассматривать просто как сказку (или плод неуемной детской фантазии), а можно задумчиво обсуждать многообразие мира и необходимость присматриваться к нему внимательно, неизменно уважая самых странных существ.

Ведь иначе можно прожить всю жизнь слишком тревожным взрослым, стремящимся держать все под контролем. И, несмотря на всю строгость няни, именно она учит детей быть чуткими и внимательными, говорить с солнечным лучом и слишком шумным грачом, не принимать очевидные вещи за истину и помнить о приличиях. Потому что, как бы ни было весело, правильно вести себя, помнить о своих обязанностях и не жаловаться — это долг каждого цивилизованного человека, меняющего мир к лучшему; представьте, что происходило бы, будь Мэри Поппинс смутьянкой и сумасбродкой? Разве ее все бы слушали и уважали? Разве мир был бы организован так четко и правильно?

Стоит отметить, что волшебство эксцентричной женщины в синем пальто и шляпке в тон радует в основном детей, взрослые слишком добропорядочны и не могут позволить себе всего этого баловства. Но это позволяет создать то самое удивительное двоемирие, которое было столь близко Трэверс, ведь ее знакомство с поэтами-мистиками и Уильямом Батлером Йейтсом продолжалось благодаря искренней вере в оккультизм. Конечно, в книгах дети не рисуют пентаграммы и не пытаются отыскать черную кошку — они просто существуют в реальности, где граница между миром обыденным и магическим столь тонка, что порой напоминает пленку от мыльного пузыря. Свободное перемещение между двумя вселенными становится возможным благодаря проводнику, одинаково комфортно ощущающему себя и тут и там и не стесняющемуся использовать магию в каждом из миров (шах и мат, строгие законы о волшебниках и маглах!).

Слушать отрывок
«Mary Poppins in the Park»
Mary Poppins in the Park
Mary Poppins in the Park

Как бы ни было весело, правильно вести себя, помнить о своих обязанностях и не жаловаться — это долг каждого цивилизованного человека, меняющего мир к лучшему;

Впрочем, магия здесь вовсе не такая безобидная, как вкусное лекарство. Наверняка вы помните историю с блюдом; в некоторых переводах блюдо становится глубокой тарелкой, что ближе к действительности, а также к детским воспоминаниям писательницы: у нее была именно такая тарелка с тремя мальчиками, играющими в лошадок. Разозленная Джейн разбивает его (или ее) и попадает к трем мальчикам на прекрасный цветущий луг, быстро начиная ощущать в этой идиллии что-то тревожное. Когда героиня оказывается в жутком доме со стариком, ей кажется, будто выхода нет и из-за капризов она навеки останется тут. Невозможно не вспомнить в этот момент страшноватые истории про сидов, играющих на людских пороках и слабостях и любящих поймать человека на слове. Волшебство у Трэверс — обоюдоострый клинок. Можно им пользоваться, но за каждую частичку магии придется заплатить.

Однако самое важное в рассказах о Мэри Поппинс — ощущение мимолетности, непостоянства, которое пронизывает весь цикл, чему способствует и структура книг, состоящих из множества самостоятельных глав, так что придерживаться хронологии вовсе не обязательно. Можно аккуратно читать все по порядку или выбирать только любимые эпизоды — история ничуть не потеряет в волшебстве. Детский мир очень устойчив, и с течением времени эта основательность начинает исчезать, теряется та живая нить, которая скрепляла повседневность и не позволяла ей превратиться в рутину, потому что всегда жило ощущение, что мгновение не повторится. Книги о Мэри Поппинс учат смотреть по сторонам пристрастно и внимательно, жадно впитывать, грустить, сердиться и радоваться полной грудью, потому что только так можно жить в мире меняющегося ветра и верить, что чудо обязательно повторится.

Книги из этой статьи
Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных