Жизнь
в историях

«Эта книга — она вся про человека в его лучших проявлениях»: Тутта Ларсен о романе «Маленькие женщины»

В начале ноября в Storytel вышла аудиокнига «Маленькие женщины» Луизы Мэй Олкотт — ее озвучила Тутта Ларсен. Мы решили поговорить с телеведущей о ее впечатлениях от записи книги, любимых писателях и отношении к экранизациям классических текстов.

Тутта Ларсен о романе «Маленькие женщины»

«Эта книга — она вся про человека в его лучших проявлениях»: Тутта Ларсен о романе «Маленькие женщины»

Ваши впечатления от работы над аудиокнигой?

Это был мой первый опыт записи аудиокниг — и это была моя давняя мечта. Я люблю читать вслух, я читаю своим детям, и, наверное, благодаря тому что я пятнадцать лет читаю вслух разные книжки, для меня это стало делом, которое мне нравится и неплохо получается. Поэтому, когда Storytel предложил записать аудиокнигу, я с радостью согласилась. Оказалось, я действительно умею это делать. Я не думала, что все получится так быстро: мы записали книгу дней за пять — в среднем за три-четыре часа я читала по 200–250 страниц практически без остановки. Я сама не знала, что так умею.

Вы как-то специально готовились к этой работе?

Я бы так не сказала — но, повторюсь, поскольку своим детям я долго читала сказки, а там всегда множество самых разных персонажей, я в этом деле поднаторела. Хотя, конечно, прежде чем сесть записывать книгу, я определилась с голосом, которым может звучать каждый герой Олкотт, и с границами образов.

В этой работе мне помог давнишний опыт — когда-то я озвучивала российско-аргентинский сериал «Танго втроем», и мне тогда повезло с партнерами: я работала с Александром Градовым и Ольгой Зубковой. Я видела, как Оля озвучивала четырех разных персонажей — да так, что ты никогда не догадаешься, что делает все это один человек. Я немного училась у нее этому искусству. Вряд ли я освоила его в совершенстве, но все-таки. (Смеется.)

Кто ваш любимый женский персонаж в «Маленьких женщинах»?

По характеру мне ближе всего, конечно, Джо. У нее обостренное чувство справедливости, она эмоциональная, взрывная, ревнивая — мне она кажется очень понятной. К тому же она пишущий журналист, так что мой выбор очевиден.

А что вы думаете о романе Олкотт в целом?

Я вообще люблю романы воспитания. В детстве, например, я зачитывалась Диккенсом. Мне нравится медленное чтение — его сейчас стало совсем мало на фоне всех быстро испеченных «пирожков», которые мы получаем от современной культуры. Поэтому я стараюсь читать больше классики. Это, конечно, занимает много времени, но она как будто меня заземляет. Я получаю удовольствие даже от описания каких-то внешних вещей в классических текстах. Природы, еды, чьей-то одежды, какого-то интерьера… Когда я долго не читаю чего-то подобного, я начинаю по этому скучать.

Наверное, дело в том, что я человек ретроградный — в том смысле, что постоянно смотрю назад, очень люблю историю. Поскольку в силу объективных причин я мало что знаю об истории своей семьи и дальше прапрадеда мне не заглянуть, я этот пробел стараюсь как-то восполнить посредством книг, посредством классики. Поэтому, кстати, мне так нравится ездить в Норвегию: люди там живут как будто в вечности. Их окружают артефакты из жизни их рода, из какого-нибудь XVI века. Они знают историю своей семьи. Это очень важно, и у меня огромный голод в этом смысле, у меня внутри дыра, которую я заполняю классической литературой, классической музыкой. Все это позволяет мне хоть как-то представить, как в то время могла жить и моя семья. В прошлом мне бывает куда интереснее, чем в настоящем.

Слушать отрывок
«Маленькие женщины»
Маленькие женщины

Мне нравится медленное чтение — его сейчас стало совсем мало на фоне всех быстро испеченных «пирожков», которые мы получаем от современной культуры. 

Кто в таком случае вам ближе всего среди русских классических писателей?

О, я очень люблю Гончарова, я его обожаю. Он невероятно актуален — пару лет назад я перечитывала «Обыкновенную историю», и эта книга абсолютно про наше время. Мне кажется, он недооцененный писатель, как и Тургенев, — их обоих считают авторами легкой литературы, такой, знаете, «для девочек», хотя это совсем не так.

Вы сказали, что любите медленное чтение и к тому же вас привлекают истории семей. А есть ли любимые семейные саги?

Я обожаю Сигрид Унсет. Когда я говорю о трилогии «Кристин, дочь Лавранса», у меня всегда стоит ком в горле. Вообще, моя любовь с Норвегией и ее культурой началась как раз с Унсет: я начала ее читать, и это стало для меня невероятным опытом.

Я очень люблю Маркеса. Магический реализм — это еще одна моя страсть в литературе, так что латиноамериканские писатели тоже мне очень близки. «Сто лет одиночества» относится к тем романам, которые я периодически перечитываю.

Интересный диапазон предпочтений — от скандинавов до латиноамериканцев.

Да, но все же у них есть что-то общее: эти писатели умеют создавать свой мир, очень насыщенный и очень реальный. Может быть, это меня и привлекает в книгах больше всего.

А вы любите Несбе? Раз уж мы говорим про скандинавских писателей.

Ну, честно сказать, Несбе для меня — это такое чтиво в туалете или в самолете. (Смеется.) Но поскольку я учу норвежский язык, то, думаю, с этой точки зрения чтение Несбе в оригинале будет все-таки полезным делом.

Из современных скандинавских писателей мне куда ближе Питер Хег. «Смилла и ее чувство снега» — одна из книг, которые занимают в моей душе очень особое место. Еще я очень люблю Кнута Гамсуна. Его «Плоды земли» — это такое медленное чтение про жизнь маленького человека, которая на самом деле имеет колоссальный смысл. Вся жизнь героя — в труде, в строительстве семьи. И я этой книгой просто наслаждаюсь.

Возвращаясь к «Маленьким женщинам». Этот роман, как мне кажется, достаточно пасторальный: там все очень благостно и чинно. Почему тогда к нему так регулярно обращаются в том же Голливуде и интерес к книге не спадает столько десятилетий?

Потому что принципиально со временем ничего не меняется и потребность человека в любви, в равновесии, в добре остается неизменной на протяжении многих тысяч лет. Вокруг нас могут меняться декорации, мы можем принимать ту самую новую этику, но от этого мы не перестаем быть все теми же маленькими людьми, которым хочется, чтобы им было не одиноко и было кого любить. Эта книга — она вся про это: она про человека в его лучших проявлениях. В этом смысле она, конечно, очень детская — в ней все очень хорошие, в ней нет отрицательных персонажей, и это очень мало похоже на реальную жизнь — но это важное и нужное чтение.

А вы смотрели новую экранизацию романа?

Нет.

Слушать отрывок
«Психология и вера. Тутта Ларсен.»
Психология и вера. Тутта Ларсен.

Принципиально со временем ничего не меняется и потребность человека в любви, в равновесии, в добре остается неизменной на протяжении многих тысяч лет.

Планируете посмотреть?

Тоже нет. Знаете, после того как в 2014 году вышел фильм «Ной» с Расселом Кроу в главной роли, кто-то очень точно сказал: читайте Библию, пока Голливуд не сделал это за вас. Так что я за то, чтобы читать оригинал. Я знаю очень мало крутых экранизаций, если честно.

Например, я люблю Стивена Кинга, он весь зачитан буквально до дыр. Но, кроме фильма «Зеленая миля», мне и вспомнить нечего из экранизаций. Да даже и «Зеленая миля» — это хорошее кино, но книга все равно лучше, она просто другая. Ну а то, что сделали с «Темной башней», — это вообще невыносимо.

Или вот «Властелин колец» — тоже прекрасное кино, но от книги, которая полна христианских мотивов и смыслов, там совсем ничего не осталось. Это красиво, но это — пустышка.

И все же вы сказали, что хороших экранизаций мало, но они есть. Какие, например, можете вспомнить?

Это сложный вопрос, дайте подумаю… Например, есть классный шведский сериал «Эмиль из Леннеберги», снятый по мотивам одноименной книги Астрид Линдгрен. Понятно, что «Собачье сердце» Владимира Бортко — тоже очень хорошее кино. Советские экранизации «Войны и мира», «Идиота» очень удачные. На самом деле, мне кажется, в советском кинематографе бережно относились к литературе: «Капитанская дочка», «Герой нашего времени» — много чего хорошего было.

А! И еще мне очень нравится «Дживс и Вустер» и, конечно, «Пуаро» с Дэвидом Суше. Я его только закончила смотреть, кстати. Посмотрела все серии и сезоны подряд и прямо реально страдаю без него. Не знаю, что теперь делать. (Смеется.) Хочется целовать руки художнику по костюмам этого сериала.

Какие книги произвели на вас впечатление в подростковом возрасте?

Мне очень нравились стихи Ирины Пивоваровой — у меня была ее книга «Потерялась птица в небе», которую недавно как раз переиздали. Я обожаю ее стихи до сих пор и читаю их детям. Вообще, в детстве я очень много читала фантастику, моим любимым писателем был Станислав Лем. Вряд ли я понимала все, что у него тогда читала, но тем не менее. Еще меня долго не отпускал роман Ивана Ефремова «Таис Афинская», я очень любила сказки Туве Янссон и Астрид Линдгрен. Что же еще… Да, конечно: я обожала сказки народов мира и сказки Гауфа. А вот из подростковой литературы — Драгунский, Носов — я не могу вспомнить, чтобы что-то произвело на меня очень сильное впечатление.

Еще хочу сказать, что каждое лето я ездила отдыхать к бабушке в Гагаузию, она была замужем — третьим браком — за героем Великой Отечественной войны. И у дедушки была огромная библиотека книг о войне. Поэтому так получалось, что дома я читала фантастику и сказки, а у бабушки мне давали книги о войне: Василь Быков, Константин Симонов… Это было очень больно, но я не могла оторваться от этого чтения.

Слушать отрывок
«Таис Афинская»
Таис Афинская

Я мечтаю озвучить «Дом, в котором…» Мариам Петросян. Это одна из тех книг, которые меня потрясли, и это единственная книга, которую я прочитала два раза подряд.

Есть ли книги, которые вы бы хотели озвучить?

Мы только закончили записывать новую книгу Марины Ясинской «Восьмирье. 32 августа». Я сама не ожидала, что она окажется такой интересной. Я получила огромное удовольствие от работы и уже хочу, чтобы книгу послушали мои дети.

Что касается моих личных желаний, то я мечтаю озвучить «Дом, в котором…» Мариам Петросян. Это одна из тех книг, которые меня потрясли, и это единственная книга, которую я прочитала два раза подряд. Я дочитала ее, закрыла — и тут же открыла сначала: не могла так просто уйти из ее мира и так просто расстаться с романом. По второму разу, должна сказать, она читалась совершенно иначе. Это великая книга.


Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных