Жизнь
в историях

Обманщики. Новый рассказ Дениса Драгунского

«Это был давний друг Юлии Николаевны, Александр Никитич его звали, чуть старше ее, то есть значительно моложе Юрия Сергеевича. Женат, двое детей. Никакой реальной перспективы, и слава богу. Интересно, зачем он позвонил ей в воскресенье? От жены, что ли, досрочно ушел? Смешно». Публикуем новый рассказ Дениса Драгунского – о том, что в жизни может случиться все. Даже самое невероятное.

Обманщики. Новый рассказ Дениса Драгунского — блог Storytel

Обманщики. Новый рассказ Дениса Драгунского

Звонок застал Юлию Николаевну в кухне.

Мобильник лежал на подоконнике, а она пила кофе в компании собственного мужа, Юрия Сергеевича. Было воскресенье, три часа дня.

Обычно Юлия Николаевна держала свой телефон в режиме silent, а потом просматривала пропущенные звонки и перезванивала — даже родной муж должен был ждать, когда любимая жена перезвонит. Иногда по полдня ждал. Они чуточку препирались из-за этого. Юрий Сергеевич мягко объяснял, что мобильные телефоны для того и придуманы, чтобы человек был всегда на связи. Юлия Николаевна тоже мягко, но упрямо говорила, что она — не пожарный, не полицейский и не врач скорой помощи; вот если бы да — тогда другое дело. Муж не соглашался, но они все-таки не ссорились.

Они были очень хорошей, очень романтической парой, особенно в самом начале, когда ей было двадцать два, а ему — сорок три. Друзья звали их «Ю-Ю». Теперь ему было шестьдесят два, а ей — сорок один.

Юрий Сергеевич — это бывало у них по воскресеньям — лирически вспоминал, как почти двадцать лет назад он увидел Юлию Николаевну — только что окончившую институт — в пляжном кафе на Рижском взморье, и как, вы уж извините, «все заверте…». Как он потом бросал семью, как ее не пускали родители замуж за человека вдвое старше, но как это было прекрасно, чудесно, нежно и незабываемо. Эти милые мемуары были традиционной прелюдией сами понимаете к чему. Воскресенье, три часа дня, оба отдохнувшие, впереди длинный свободный вечер. Опять же годы: каких-то десять, даже каких-то пять лет назад все получалось внезапно и в любой момент — а теперь для этого нужно было полдня. Особенно Юрию Сергеевичу. Годы, годы, и ничего тут не поделаешь.

Так что она уже пять лет выключала на своем мобильнике звук, объясняя это прежде всего своей работой: заместитель заведующего кафедрой, дергают каждую минуту, а у нее заседания, лекции, семинары, консультации, а еще умри, а три статьи в год напечатай. Но вот в этот раз почему-то не выключила.

И конечно, телефон зазвонил.

Слушать отрывок
«Третье лицо»
Третье лицо
Третье лицо

Обычно Юлия Николаевна держала свой телефон в режиме silent, а потом просматривала пропущенные звонки и перезванивала — даже родной муж должен был ждать, когда любимая жена перезвонит. Иногда по полдня ждал.

***

— Да! — схватила она телефон с подоконника.

Муж покосился на нее.

— Да, Саша. Да, да… — говорила она. — Что? Ну, ладно. Поняла, поняла. Я тебе завтра позвоню. Хорошо, Сашенька, хорошо.

Нажала отбой и понажимала еще какие-то кнопки.

— Извини, — сказала она мужу.

— Кто это был? — вдруг спросил муж.

Это был давний друг Юлии Николаевны, Александр Никитич его звали, чуть старше ее, то есть значительно моложе Юрия Сергеевича. Женат, двое детей. Никакой реальной перспективы, и слава богу. Интересно, зачем он позвонил ей в воскресенье? От жены, что ли, досрочно ушел? Смешно.

Она сделала вид, что не услышала вопроса.

— Юля, кто это? — повторил муж.

Юлия Николаевна смутилась.

Да, она изменяла мужу, она это сама себе говорила, произносила в уме: «Да, у меня есть любовник, да, я вот такая!» — но еще ни разу любовник не звонил ей при муже, так сказать. Она даже чуть покраснела.

— Это аспирантка, — сказала она.

— Аспирантка? Твоя? — к сожалению, муж знал обо всех ее кафедральных делах.

— Нет. Не моя. Марины Павловны Козловой. Такая Сашенька Никитенко, — тут Юлия Николаевна дерзко переиначила отчество своего любовника в фамилию выдуманной аспирантки. — Очень милая и толковая девочка, написала статью, хочет со мной посоветоваться как с членом редколлегии… — спокойно врала она.

— Сколько ей лет?

— Двадцать пять, не больше. Мне так кажется. Я ее личное дело не смотрела.

— А почему ты ей говоришь «ты»? — не отставал Юрий Сергеевич.

— Она еще маленькая.

Слушать отрывок
«Дочь любимой женщины»
Дочь любимой женщины
Дочь любимой женщины

Да, она изменяла мужу, она это сама себе говорила, произносила в уме: «Да, у меня есть любовник, да, я вот такая!» — но еще ни разу любовник не звонил ей при муже, так сказать. Она даже чуть покраснела.

— Странно! — Юрий Сергеевич посмотрел на жену. — Как-то все это не академично, не современно. Разве можно тыкать аспиранткам? Разве аспирантки могут звонить профессору на мобильный, в воскресенье?

— У нас с ней очень добрые, очень теплые отношения, — сухо сказала Юлия Николаевна.

— А если у вас такие теплые отношения, почему ты не знаешь точно, сколько ей лет?

— О, господи! — всплеснула руками Юлия Николаевна.

— А она с тобой тоже на «ты»? — сощурился Юрий Сергеевич. — Как она тебя зовет в теплоте отношений? Юлёк?

Юлия Николаевна поняла, что он имеет в виду, и расхохоталась:

— Прекрати! Перестань! Фантазер непристойный! Как тебе не стыдно!

Встала со стула, шагнула к нему, встала сзади, обняла, поцеловала в макушку и прошептала: «Я устала сидеть и болтать, я хочу прилечь». Постаралась сделать так, чтоб этот неловкий эпизод забылся.

Любовнику она поздно вечером написала смс: «Что-нибудь случилось?» Он ответил: «Я хотел услышать твой голос!»

О, господи, какой дурак.

***

Назавтра были две лекционные пары, потом семинар, а потом она, как член редколлегии, встречалась с авторами. Двое аспирантов и один доцент с соседней кафедры. Милые и толковые люди. Только мало ссылок на иностранные источники. А доцент вообще ссылался только на самого себя, нельзя же так! Хотя статья вполне пристойная. Юлия Николаевна все это ему объяснила, четко и необидно.

Выключила компьютер, встала из-за стола, потянулась, растерла плечи, покрутила головой, чтобы размять шею. Подошла к окну. Была ранняя осень, половина восьмого, уже слегка начинало темнеть.

В дверь постучали.

— Да? — сказала Юлия Николаевна. — Войдите.

Вошла молодая женщина. Рослая, стройная, с очень короткой стрижкой: почти наголо выбрито с боков, а выше — густой ежик. У нее были темные глаза под широкими бровями и красивые, совсем не накрашенные губы. И еще руки — большие, как будто лепные кисти и квадратные ногти. Никаких колец. Широкие плечи, маленькая, но рельефная грудь. Тонкая талия, длинные ноги, обтянутые легкими брюками. Сквозь ремешки плетеных босоножек видны были смуглые подъемы и крупные пальцы. Размер, наверное, сорок первый.

Юлия Николаевна увидела и рассмотрела ее всю сразу, за одну секунду. У нее сильно и медленно забилось сердце. Она перевела дыхание и спросила:

— Добрый день, то есть вечер… Чем могу?

— Здравствуйте, Юлия Николаевна, — женщина подошла ближе.

— С кем имею честь?

— Я аспирантка Марины Павловны Козловой, — сказала та. — Александра Никитенко. Вы же вчера сказали своему мужу. Я Сашенька!

— Кто-кто?

— Я, — проговорила Сашенька, протягивая к ней руки, беря ее лицо в свои широкие сильные ладони.

Слушать отрывок
«Плохой мальчик»
Плохой мальчик
Плохой мальчик

Юлия Николаевна увидела и рассмотрела ее всю сразу, за одну секунду. У нее сильно и медленно забилось сердце.

Юлия Николаевна поняла: до этой минуты она не знала, что такое поцелуй.

— Сашенька, чудо мое… — простонала она, прижимаясь к ней, ощущая ее руки на своей спине и талии, обнимая ее за шею, вцепляясь в ее бархатный затылок.

Вдруг раздался сильный и наглый стук в дверь.

— Тсс! — неслышно шепнула Сашенька ей прямо в ухо. — Замри. Молчи. Тсс! Там заперто. Никто не войдет. Тсс!

Они постояли, замерев в объятиях, минуты две. Потом, слышно было, человек подергал дверь, буркнул что-то злобное и ушел, гулко шагая по пустому коридору.

Сашенька разжала объятия, погасила люстру и поманила Юлию Николаевну к окну. Жестом велела стать сбоку, заслонившись портьерой.

Кабинет был на третьем этаже старинного здания. Было видно, как из дверей выходит парень в куртке, с сумкой через плечо. Озирается, обшаривает взглядом фасад.

— Не заметил! — сказала Сашенька. — Тут есть другой выход?

— Есть, — кивнула Юлия Николаевна. — По коридору налево, потом вниз, долго через подвал и на Старо-Донской переулок. На другом конце квартала. Я покажу.

***

— А кто этот парень? — спросила Юлия Николаевна, когда они сели в Сашину машину и выехали через Донскую и Безымянный на Ленинский проспект. — Муж?

— Ну что ты! Понимаешь, я сегодня, когда бежала к тебе, сказала жене, что иду на деловую встречу с одним мужиком.

— Кому сказала?

— Моей жене, — объяснила Сашенька. — Она капризная, ревнивая, подняла бы крик. Я ей наплела про какого-то Женьку Фишмана, на ходу придумала имя-фамилию… А он тут как тут, голубчик. Блин! — Сашенька посмотрела в заднее зеркало. — Кажется, за нами едет. Точно. Упорный какой. Почти как я. Два варианта, — бормотала она. — Номер один. Уводим его за город. С Внуковского на Калужское, на сорок пятом на рокаду к Подольску, он не отстает, уже совсем темно, заедем в село Красное и там убьем. Или второй вариант. Возьмем с собой. Найдем ему жену хорошую… Мою бывшую, например. А?

— Давай так и сделаем. Убивать не надо. Только что придумала человека — и сразу убивать? Это нечестно.

— Ты добрая! — улыбнулась Сашенька, наклонилась к Юлии Николаевне и поцеловала ее в щеку. — Я тебя люблю.

Потом включила аварийку, причалила к бровке газона, опустила стекло и рукой показала притормозившему рядом водителю, что надо ехать следом.

Фотография: pexels.com


Добро пожаловать в мир историй от Storytel!

Вы подписались на рассылку от Storytel. Если она вам придётся не по душе, вы сможете отписаться в конце письма.

Вы уже подписаны на рассылку
Ваш адрес эелектронной почты не прошёл проверку. Свяжитесь с нами
Присоединяйтесь к рассылке историй Storytel

Раз в две недели присылаем дайджест нашего журнала

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесть с условиями передачи данных